Напомнят ли Путину, что он отвечал три года назад?




Путин заявлял, что «каждый гражданин либо политическая партия, объединение имеют право выражать своё мнение в отношении тех или иных принимаемых в стране решений, в том числе и с помощью массовых уличных мероприятий». А, говоря об украинском майдане, уверял, что «подавляющее большинство российских граждан относится к Украине позитивно, это стопроцентно, к бабке ходить не нужно, спрашивать».




Три года назад будущее казалось не таким и плохим.
19 декабря 2013 года, завершая ежегодную пресс-конференцию, Владимир Путин объявил о предстоящем помиловании Михаила Ходорковского — и уже на следующий день узник получил свободу.

На самой пресс-конференции он говорил об успехах — 12-процентный рост жилищного строительства, 5.5-процентный рост реальной (за вычетом инфляции) зарплаты, 3.6-процентный рост реальных денежных доходов населения.

Говоря о финансовой поддержке Украины (15-миллиардный кредит и снижение цен на газ), он называл ее «братской страной» и заявлял, что мы «должны поступить, как близкие родственники, и поддержать украинский народ в этой сложной ситуации».

Отвечая на вопрос «Дождя» о том, что он будет делать, если «многонедельный и несанкционированный, что важно подчеркнуть, майдан случится на Соборной площади в Москве или на Красной» (киевский майдан — против которого пока еще не применяли силу, — тогда уже начался), Путин заявлял, что «каждый гражданин либо политическая партия, объединение имеют право выражать своё мнение в отношении тех или иных принимаемых в стране решений, в том числе и с помощью массовых уличных мероприятий». А, говоря об украинском майдане, уверял, что «подавляющее большинство российских граждан относится к Украине позитивно, это стопроцентно, к бабке ходить не нужно, спрашивать».

Сергей Лойко напомнил о призывах севастопольских депутатов к Путину ввести войска в Крым, и спросил: возможна ли, — по аналогии с Абхазией и Южной Осетией в 2008 году, — ситуация, в которой «вы также будете защищать интересы русскоязычных жителей Крыма, скажем, или российских граждан того же Крыма, или военную морскую базу в Севастополе? Возможен ли вообще в природе ввод российских войск в Украину или нет? Надо получить точный ответ. И при каких условиях?».

Путин уверенно ответил, что «это некорректное сравнение», и «ничего с Крымом не происходит подобного тому, что происходило с Южной Осетией и с Абхазией». И что тот факт, что «нам небезразлично положение наших соотечественников» — это «совсем не значит, что мы собираемся махать шашкой и вводить войска. Это полная ерунда, ничего подобного нет и быть не может».
Что было потом — хорошо известно.

Минуло сто дней — и Крым был отнят у «братской страны». Совет Федерации по предложению Путина дал согласие на ввод российских войск на Украину. А государственная пропаганда начала в режиме нон-стоп превращать «позитивное отношение» к Украине в противоположное — голося об «украинском фашизме», «киевской хунте», «карателях» и «распятых мальчиках».

Ответом на это стали санкции, экономический кризис, обвал рубля и падение уровня жизни российских граждан.

А из всех государственных программ у российских властей с тех пор (цитирую моего друга и коллегу Льва Шлосберга) остались только две — «Крым» и «война».

Интересно, осмелится ли кто-то на предстоящей 22 декабря пресс-конференции напомнить Путину его ответы трехлетней давности?

Борис Вишневский, депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга (фракция «Яблоко»), 19.12.2016





Тэги: Путин, право выражать своё мнение, массовых уличных мероприятий, украинском майдане, большинство российских граждан, Украина.


Приднестровье на Донбассе строят москвичи

Получается, что семимиллионный народ Донбасса, восставший против киевской хунты, оказался не способен найти в своих рядах тех, кто смог бы его повести не только на бой с фашизмом, но и к экономическому процветанию.

Подробнее


Борьба с неправдивой информацией о событиях в Украине StopFake.org

Страница сгенерирована за 0.002954 секунды



На главную Пресс-релизы