Возможно вас заинтересуют следующие книги:

Продам книгу: Воспоминания москвичей - Московская старина
 Воспоминания москвичей - Московская старина 
Продам книгу: Жизнь замечательных людей - Спендиаров
 Жизнь замечательных людей - Спендиаров 
Продам книгу: Жизнь замечательных людей - Пирогов
 Жизнь замечательных людей - Пирогов 


С Днем украинской милиции, Свистуновы и Держиморды! С праздничком, Уховертовы и Кусюки!

С Днем украинской милиции, Свистуновы и Держиморды! С праздничком, Уховертовы и Кусюки!Меня трудно впечатлить картинами избиений людей, даже если люди эти совсем неспособны к сопротивлению, трудно «пробить» их воплями и стонами, разбитыми головами и сломанными руками. Слишком суровую школу мне пришлось пройти, чтобы я морщился от этих раздражителей. Но спокойно читать примитивную и трусливую ложь вроде как офицера Кусюка я не могу.

Источник: cripo.com.ua 20.12.2013 08:58


Совсем не хотелось делать анализ события, происшедшего на киевском Майдане в конце ноября этого года. Слишком много внимания было уделено этому эпизоду политической жизни, слишком много сказано и написано, слишком все и всем было понятно благодаря многочисленным фото и видеоматериалам.

Но неожиданное обстоятельство подтолкнуло к своему анализу, думаю, отличному от всех предыдущих. Обстоятельство следующее: 11 декабря журналист модного и на удивление бесплатного издания «Вести» Ольга Негода взяла интервью у человека с символичной злособачьей фамилией Кусюк. У Сергея Кусюка, командира киевского спецподразделения «Беркут», которое приняло самое активное, самое продуктивное и самое запомнившееся участие в уличных столкновениях в столице.

Сергей Кусюк  Фото: Lb.ua

Сергей Кусюк  Фото: Lb.ua

Подразделения, подобные украинскому «Беркуту», существуют в полиции всех стран. Нет нужды перечислять сложные и ответственные задачи, которые спецназ должен решать, об этом уже говорено-переговорено. Без сомнения, к чести «Беркута» нужно отнести тот факт, что служба в нем одна из самых травмо- и смертельноопасных в системе отечественного МВД. Все это так.

Но, к сожалению, красивую и светлую картину очень легко и быстро можно запачкать грязью, отмываться от которой придется ой, как долго. К сожалению, также как в природе сильная и гордая птица беркут нередко питается падалью, его «тезка» в украинском МВД не гнушается совершения поступков, совсем не украшающих сильных и гордых мужчин.

Сергей Кусюк  Фото: Lb.ua

Меня трудно впечатлить картинами избиений людей, даже если люди эти совсем неспособны к сопротивлению, трудно «пробить» их воплями и стонами, разбитыми головами и сломанными руками. Слишком суровую школу мне пришлось пройти, чтобы я морщился от этих раздражителей. Но спокойно читать примитивную и трусливую ложь вроде как офицера Кусюка у меня не получается. Читаешь интервью с ним, и не можешь понять, чего же больше хочется: то ли рассмеяться, то ли плюнуть ему в рожу.

Отвечая на вопросы журналистки (вопросы, к слову, на удивление сглаженные, как бы подсказывающие удобный ответ), Кусюк врет самозабвенно и бессовестно, врет, рассчитывая на то, что мало кто знает законы и нормативно-правовые акты, регламентирующие применение физической силы и спецсредств. И уж, тем более, никто не знает внутренние нормативные акты самого МВД, касающиеся действий милиции в ситуации массовых выступлений граждан.

Поэтому, есть смысл просто повторить некоторые ответы Кусюка и сравнить их со здравыми рассуждениями и с действующей законной и нормативно-правовой базой.

Сергей Кусюк. Фото / Политрада

 Сергей Кусюк (слева). Фото / Политрада

Итак:

Кусюк: «Приказа на применение или неприменение силы никто не дает».

Кусюк врет. «Правила застосування спеціальних засобів при охороні громадського порядку» (дальше буду называть их просто «Правила»), п.6: «Рішення про застосування спеціальних засобів приймає службова особа, відповідальна за забезпечення громадського порядку, або керівник конкретної операції. Працівники міліції, які діють індивідуально, приймають такі рішення самостійно».

«Беркутята» на Майдане, как это следует из утверждений самого Кусюка и видно на записях, действовали в составе своих подразделений, а отнюдь не каждый сам по себе, а, значит, кто-то команду дал. Кто? Кусюк не помнит?.. Думаю, ему скоро напомнят, когда его шефы начнут «топить» друг друга. А его «утопят» первым. У них так заведено.

Кусюк: «С помощью громкоговорителей они обращались к протестующим, чтобы те не препятствовали работе по установлению елки».

Здесь Кусюк как будто не врет, на видеозаписях слышно, как какой-то старший дворник в мегафон кричит что-то подобное. Но это только как будто. Недосказанная правда – тоже ложь. Кусюк обязан знать (а если не знает, то это теперь его проблемы), что по этому поводу «говорит» ст.39 Конституции Украины: «Громадяни мають право збиратися мирно, без зброї і проводити збори, мітинги, походи і демонстрації, про проведення яких завчасно сповіщаються органи виконавчої влади чи органи місцевого самоврядування.
Обмеження щодо реалізації цього права може встановлюватися судом…».

Вот так, об этой акции было заявлено заранее, если судебный запрет на ее проведение в этом месте был, то только Государственный исполнитель с постановлением суда в руках, в дневное время, а не «елочники» с лопатами, среди ночи могли требовать от митингующих освободить территорию. Я уже не говорю о том, что более «как-то по-дебильному» придуманного повода, чем установка елки за месяц до Нового года темной ночью, сочинить было нельзя. Но, видно, Кусюку не с руки было вспоминать какую-то там конституцию и «включать думалку». Зачем? Там, наверху, старшие товарищи обо всем за него подумали. Его задача – только «не пущать».

Сергей Кусюк. Фото / Политрада

Кусюк: «В нашу сторону полетели стеклянные банки с консервированной фасолью, четыре взрывпакета, файера. Они использовали слезоточивый газ. У них даже имелись два пожарных багра! В это время другие люди, находившиеся вокруг стелы, тоже начали бросать в нашу сторону разные предметы».

К слову, почему «файерА», а не «фАйеры»? У них в колхозе так принято говорить? Вроде как «фраера»? Но, это так, по ходу… При всех подобных действиях силовых структур в соответствии с ведомствеными приказами и инструкциями должны использоваться различные группы, обеспечивающие многостороннюю тактику действий. Одна из них – группа документирования, которая фиксирует все противоправные действия, в т.ч. на приборы видеофиксации. Законным образом закрепленная информация о правонарушениях является безоговорочным доказательством в суде.

Все граждане Украины видели на любительской записи какого-то непонятного (или понятного?) чудака, который держит в руках лоток яиц и бросается ими в милицию. Это вызывает недоумение. Во-первых, так ли уж страшны куриные яйца, а, во-вторых, откуда у него в 4 утра оказался в руках лоток яиц? На центральной площади, где и днем-то не найдешь ни одного продуктового магазина. Принес, точно зная, что вот-вот появится цель для бросания «различных предметов»? Предусмотрительный «студент», однако… Еще в одном месте доступной видеозаписи слышен стук чего-то твердого, возможно - камня, по щиту милиционера. Больше разобрать ничего не получается.

Но где же видеозаписи группы документирования? Что мешает их обнародовать? Тайна следствия?.. Неправда, если кому-то захотелось «слить» протоколы допросов киевского градоначальника Попова со товарищи, то они тут же появились в Интернете. Наверное, просто показать нечего, свидетельствующего в пользу правоохранителей.

Кусюк: «Согласно статьям 13-14 закона Украины «О милиции» сотрудник милиции имеет право применять спецсредства в целях самозащиты. А резиновая дубинка является средством активной обороны. Поэтому команду для её применения нашим бойцам давать не нужно: каждый принимает решение индивидуально в том случае, если его жизни и здоровью угрожает опасность».

Снова врет. Насчет команды на применение уже сказано выше. А ст.13 этого закона ни слова не говорит о применении спецсредств. Там ведется речь лишь об их демонстрации. И говорится в ней совсем про другое, имеющее отношение к запрету на участие спецподразделений в «рейдерских атаках». Кусюк этого не знает, не сомневаюсь, что он уже забыл, когда в последний раз держал в руках Закон «О милиции». Зачем это ему? Будешь знать закон, глядишь, станешь переживать, что начальники заставляют тебя совершать преступления. Кусюк даже, как колхозный конюх, палку резиновую называет дубинкой. (Здесь, правда, нужно оговориться: бойкая журналистка могла исказить его слова при подготовке текста к печати, но отвечать за это искажение все равно Кусюку, пусть знает, с кем связывается).

Статья же 14 посвящена именно применению спецсредств. Она перечисляет семь оснований для их применения. Есть желание – любой может почитать. Но, каждое из этих оснований очень плохо «налазит» на ситуацию на Майдане.

А вот что по этому поводу «говорят» Правила: «4. Використанню спеціальних засобів, за винятком необхідності відбиття раптового нападу на працівника міліції та звільнення заложників, має передувати попередження про намір їх застосування».

Кто-нибудь слышал предупреждение об их применении? Я – нет. Как ни старался расслышать. В громкоговоритель кричали, что будут устанавливать елку, а про спецсредства ни слова. Может быть, на милицию был совершен «раптовый» напад? Да что-то не видно.

Дальше в Правилах: «6. Рішення про застосування спеціальних засобів приймає службова особа, відповідальна за забезпечення громадського порядку, або керівник конкретної операції. Працівники міліції, які діють індивідуально, приймають такі рішення самостійно. Про застосування цих засобів вони у письмовій формі доповідають безпосередньому начальнику із зазначенням: коли, де, проти кого, за яких обставин застосовувалися спеціальні засоби та наслідків їх застосування».

Закон «О милиции» требует того же (ч.5 ст.12): «Про застосування заходів фізичного впливу, спеціальних засобів,… працівник міліції негайно та письмово доводить до відома безпосереднього начальника для сповіщення прокуророві».

Если милиционеры действовали индивидуально, как заявляет Кусюк, то где их подробные рапорта?.. Еще пишут?.. Буквы вспоминают?.. Так и хочется воскликнуть: «Кусюк, давай вместе эти нежные опусы почитаем, посмеемся от души!» Представляете, один «боец» пишет: «Я студента худосочного одним ударом кулака завалил. А потом еще палкой ему по почкам и печени нашлепал. Чтоб знал, урод, как гимны на Майдане ночью петь». А второй сообщает: «Я семнадцатилетнюю соплячку по башке щитом как грохнул! Она и отрубилась». А третий добавляет: «А я эту суку за шарфик взял и как мешок с навозом по асфальту потащил! Жаль, не задушил, шарф трикотажный оказался, удавкой не затягивался». Ну, просто «Война и мир». Только без мира.

Но, пойдем дальше изучать наследие Кусюка и Ко. П.7 Правил: «У кожному випадку застосування спеціальних засобів працівники міліції зобов'язані в найкоротші строки забезпечити подання потерпілим необхідної допомоги…».

Это было?

И наконец: «Відповідальність за організацію роботи по забезпеченню законності застосування спеціальних засобів при охороні громадського порядку покладається на Міністра внутрішніх справ».

Где она, ответственность?.. Захарченко, ау!

Кусюк: «Во время этой операции были задержаны 35 человек - среди них детей нет. Есть студенты».

Ну, как говорится, свои мозги в чужую голову не вложишь. Как и чужие в свою. Что он подразумевает под словом «дети»? Юридически этот термин в законе «О милиции» и Правилах никак не определен, есть термин «малолетние». А ведь наверняка у Кусюка имеется какой-то там диплом о высшем юридическом образовании. Точно известно, что среди пострадавших студентов были лица, не достигшие совершеннолетия. Это по «классификации» Кусюка дети или как? Для того чтобы понимать его аргументацию нужно, видимо, подняться до его интеллектуального и образовательного уровня. Сложно…

Кусюк: «Никто ни за кем не гонялся!» (На вопрос журналистки: «Гнались ли «беркутовцы» за «майданщиками» до Михайловского собора? Если да, то зачем?»)

Врет. Мне довелось видеть две видеозаписи со стационарных камер в центре города, сделанные примерно через час после «полицейской» операции, на которых видно, как «беркутята» встречают на улице каких-то молодых людей и избивают их палками. Я Киев знаю плохо, но мои знакомые киевляне написали, что это происходило примерно в пятистах метрах от Майдана.

Кусюк: «Некоторые депутаты появились на Майдане только тогда, когда туда уже прибыли машины «Скорой помощи».

В данном анализе интересно только то, что «скорые» приехали. Кто их вызвал? Журналисты могли бы легко установить это, ведь при разговоре с оператором та всегда просит, чтобы абонент назвался. Не сомневаюсь, что если бы «скорую» вызвал Кусюк, он бы об этом обязательно сообщил. Но – не сообщает. Это снова о выполнении п.7 Правил.

Кусюк: «Было заранее спланировано, что туда придет милиция. Но вот кем – не знаю». И еще: «Так что, депутаты, наверное, были в курсе, что именно готовилось на Майдане…»

Кусюк: «Было заранее спланировано, что туда придет милиция. Но вот кем – не знаю»

Я вот задумался, что бы было, если ясным днем улыбающиеся румяные коммунальщики без всякой охраны приехали на Майдан устанавливать елку?.. Да ничего б не было. Вообще ничего, может быть даже митингующие стали бы им помогать. Но Кусюк признает, что их «оппоненты» знали, что милиция будет. Значит, присутствие «Беркута» было заготовлено заранее. В сумме с «ночной» елкой.

Наши политики, чиновники и пр. в последние годы очень полюбили слово «провокация». Любое действие или событие, которое ставится им в упрек, вызывает в ответ: «Провокация!» Именно так, с восклицательным знаком и негативным оттенком. На взятке попался – провокация!.. За счет налогоплательщиков «на моря» слетал – провокация!.. Можно поспорить на что угодно, что если им предложить дать определение этого слова, они лишь замычат, как коровы.

Провокация – это всего лишь действие, направленное на побуждение ответного действия, желательного для провокатора. При этом провокатор – всегда инициатор. Провокация – это далеко не всегда плохо. Если вам на улице улыбнулся незнакомый человек, то это он провоцирует вас на ответную улыбку. Что ж в этом дурного? Но, в нашем случае, конечно, провокация насильственных действий – это плохо по определению. Так кто же был инициатором событий: «Беркут», захотевший сопровождать «елочников», или «экстремисты», узнавшие об этом «заранее»? Кусюк, похоже, потерялся в общем-то незамысловатых вопросах журналистки, и стал пороть откровенную чушь, неуклюже пытаясь провокаторами представить митингующих и народных депутатов.

Теперь Кусюка преследуют сотни недоброжелателей (вот и программа «Гроші» на «1+1» на днях разыскала его квартиру в элитной многоэтажке и задалась вопросом: откуда у скромного милицейского полковника с отнюдь не олигархической зарплатой такая квартира?) мне не жаль. У всякого холуя участь такая: будет твой барин жировать – и тебе что-то перепадет, плохи дела у барина – страдай и ты. В первую очередь. Причем, политическая окраска здесь совершенно не причем.

У меня нет сомнения, что все происходившее на майдане в ночь на 30 ноября, было не полицейским мероприятием, а пенитенциарным. Публичное массовое телесное наказание. Если одним словом – порка. Вот так, в начале ХХ века в наших краях телесные наказания были полностью запрещены, а через сто лет киевские политики и менты о них вспомнили, заменив лишь деревянные батоги на резиновые «дубинки». Всех выпороть, дабы другим неповадно возмущаться было! Молодцы! Ретрограды-мракобесы.

Все повторяется. Почти двести лет назад великий Гоголь, творя бессмертный «Ревизор» ввел в пьесу роли четырех персонажей – полицейских. Назвал он их «говорящими» фамилиями: Уховертов, Свистунов, Пуговицын и Держиморда. А если бы захотел сейчас Николай Васильевич их штат расширить, то пятым стал бы Кусюк. Вписывается.

…Если у министра Захарченко спросить, когда отмечается День украинской милиции, он без колебаний ответит: 20 декабря.

Если спросить, сколько лет «стукнуло» милиции, он легко ответит: двадцать два, как нашей неньке-Украине.

Если спросить, почему День милиции отмечается именно 20 декабря, так же легко он сообщит: потому, что в этот день был принят великий Закон Украины «О милиции».

А вот если поинтересоваться, в каком году был принят этот закон, он замнется, подожмет губы, сдвинет брови и усилит свое привычно-суровое выражение лица человека, страдающего от хронических болей

Дело в том, что Закон «О милиции» был принят 20 декабря 1990 года, на год раньше, чем из УССР родилась независимая Украина. И закону этому уже не 22, а 23 года. То есть, сынок на год старше мамы. Этот генетический выродок никогда бы не смог вырасти нормальным. И не вырос.

Поэтому предлагаю День украинской милиции теперь отмечать 30 ноября.

Именно в этот день наша милиция стараниями киевского «Беркута» и лично Кусюка покрыла себя неувядаемой славой! Да такой славой, что вот даже в далекой Москве три веселых депутатши Пресненского района выступили с инициативой назвать улицу «Подвиг подразделения Беркут и внутренних войск Украины». Вот так! Есть чем гордиться!

А что там какой-то «вонючий» закон? Кто его соблюдает? Кому он вообще в этой стране нужен?

Владимир Ажиппо, ветеран органов внутренних дел, для «УК»


Все публикации