Возможно вас заинтересуют следующие книги:

Продам книгу: Овсянников М.Ф. - Краткий словарь по эстетике
 Овсянников М.Ф. - Краткий словарь по эстетике 
Продам книгу: Толстых В.И. составитель - Эстетика поведения
 Толстых В.И. составитель - Эстетика поведения 
Продам книгу: Орлов В. - Альтист Данилов
 Орлов В. - Альтист Данилов 


Зал — для патриотов?

Зал — для патриотов?Евтушенко тут же достал депутатское удостоверение и предъявил его в развернутом виде через застекленную дверь. «Обслуга» вечера стала закрывать удостоверение ладонями: «Евтушенко здесь делать нечего!»


31.1.90. 19.00. Промозглый московский вечер. Возле Московской филармонии толпа народу. К билетным кассам не подступиться, да и билетов нет. Но желающих попасть внутрь зала это не останавливает. Откуда такой интерес при нашем сегодняшнем неинтересе к высокому искусству? В Московской филармонии проводит встречу с общественностью журнал «Наш современник». Интерес попасть на встречу с популярным журналом естествен для журналистов. Однако молодые парни у входа, заменившие билетерш, футболят нас, как мячики. Пытаемся пройти через служебный вход. В застекленную дверь показываем редакционные удостоверения, не подозревая о последствиях.

— А, «Комсомолка»,— раздается негодующее из толпы, вместе с нами штурмующей служебный вход, — вам здесь делать нечего.

Вместе, с нами пытаются пройти журналисты из «Аргументов и фактов» и «Огонька». Правда, журналистка из последнего издания об этом вслух даже боится сказать. Всего можно ожидать от экзальтированной толпы.

Ребята из «Взгляда» уже расстались с надеждой проникнуть внутрь н снимают толпу на улице. «Взгляду» тут объявлен вотум недоверия.

Интерес к тому, что происходит в зале, возрастает. С очередным накатом толпы попадаем в предбанник служебного входа Следующая дверь уже сорвана с петель неизвестно кем. Но обвинения летят в сторону журналистов вместе с приказанием одного из смотрителей порядка: «Выталкивай их по одному». «Чего вы лезете? Здесь же не хлеб дают и не Образцова с Ведерниковым поют!»

Мы стали искать администратора или представителя журнала. Вскоре в дверях появилась миловидная женщина и ответила, что ничем помочь не может. Вслед за ней появился старшина, назвавший себя Ю. В. Евсеевым из десятого отделения милиции. «Знаем мы вас, журналистов! Спекулянты! Скупают билеты, а потом перепродают их. А вот сегодня дверь сломали».

Увидев, что мы записываем его слова, он выхватил из наших рук записную книжку и указал на дверь.

Не желая далее терпеть оскорбления, мы вышли на улицу под возгласы: «Сегодня здесь будут только русские!»

Желание быть среди своих и заставило одного из нас вскоре проникнуть в Зал невероятным способом. (Пусть это останется нашей репортерской тайной). В зале было спокойно. Царило единодушие. Такое ощущение, что присутствующие давно друг друга знают. На сцене сменялись выступающие. Раздавались овации, когда говорились слова о национальном возрождении России, о том, что пресса эту идею подменяет понятиями шовинизма, черносотенства, хотя, когда это звучит из уст прибалтов, то им оказывается поддержка. «Нас хотели лишить имени, назвав русских — советскими». Темой разговора стал и конфликт в ЦДЛ, который выступающие со сцены назвали провокацией: «И если это происходит в помещении, «арендованном» в тот вечер «Апрелем», то почему не отвечает за случиршееся «Апрель»? Это такая же провокация, как поджог рейхстага. Сегодня вечер «Нашего современника», и журнал отвечает за все, что может случиться...»

—А в это время на улице страсти накалялись. Возле служебного входа появился поэт Евгений Евтушенко. Журналисты кинулись к нему, ища поддержки как у представителя власти. Ведь Евтушенко — народный депутат СССР.

Евтушенко тут же достал депутатское удостоверение и предъявил его в развернутом виде через застекленную дверь. «Обслуга» вечера стала закрывать удостоверение ладонями: «Евтушенко здесь делать нечего!» Знакомый уже нам милиционер сделал вид, что представителя высшей народной власти он в упор не видит.

—В зале главный редактор «Нашего современника» сообщил торжественно своим, что на вечер пытался проникнуть Евгений Евтушенко. Человек, который написал оскорбляющие русский народ стихи, недостоин быть на нашем вечере. Мы ему посоветовали обратиться в Комиссию по привилегиям...

Наша заметка не о том, что звучало на этом вечере. Мы не были его слушателями от начала до конца. Может быть, предоставится возможность услышать или прочитать полностью все, что было сказано. А заодно и подумать.

Эту заметку мы пишем, как свидетели инцидента, который поражает (в который раз!) нецивилизованным отношением к журналистам, ставшим в последнее время чуть ли не общепринятой нормой.

Если раньше казалось, что органы милиции не могут, справиться с подобным хам¬ством, то теперь складывается впечатление, что они этого и не хотят.

Г. РЕЗАНОВ, Т. ХОРОШИЛОВА.

Опубликовано: «Комсомольская Правда» 02.02.1990 Размещено: 29.05.2015


Все публикации