Дуэль под крейсером

35 лет назад английский аквалангист проиграл ее. Сегодня многие в Великобритании считают, что он был советским агентом


Дуэль под крейсером

В истории советско-британских отношений апрель 1956 года навсегда останетса временем первого визита в Великобританию высших советских руководителей — Н. С. Хрущева и Н. А. Булганина, прибывших на борту крейсера «Орджоникидзе» на крупнейшую базу английского королевского флота Портсмут.

Однако длв британской разведки те апрельские дни превратились в затяжной кошмар с далеко идущими политическими последствивми — именно тогда исчез лучший аквалангист королевского флота Лайонел Бастер, по прозвищу «Краб», посланный английскими спецслужбами под днище нашего крейсера, чтобы разгадать секрет его маневренности, потрясшей британских специалистов. Операция проводилась не только в обстановке полной секретности: незадолго до прибытия в Портсмут крейсера «Орджоникидзе» тогдашний премьер Великобритании Антони Иден отдал английской разведке строжайший приказ не проводить против высоких гостей из СССР никаких «специальных операций». Когда обнаружилось своеволие «МИ-5», там полетели головы.»

Сегодня о, казалось бы, давно забытой истории с таинственным исчезновением «Краба» в Великобритании заговорили вновь.

Впрочем, обо всем по порядку. В годы второй мировой войны в морских, воздушных и подводных битвах на Средиземном море англичане опирались на три свои крупнейшие и считавшиеся неприступными военно-морские базы: Гибралтар, Мальту и Александрию. Итальянские моряки — главные противники англичан, — однако, изобрели эффективный способ борьбы с английскими кораблями прямо в отлично защищенных гаванях этих баз. Итальянские «подводные пловцы» (или, как их еще называли, «люди-лягушки»), используя весьма примитивные акваланги тех времен или мини-подводные лодки, стали серьезной угрозой для британской военно-морской мощи.

Английскими «боевыми пловцами» стал командовать Бастер. После нескольких проведенных им акций в дополнение к прозвищу «Краб» коллеги стали звать его «человеком без адреналина», то есть не теряющим контроля над собой даже в самых невозможных ситуациях. «Краб» оказался не только отличным командиром, но и виртуозным ныряльщиком. Итальянские «люди-лягушки» были остановлены. Особую известность «Краб» получил за один подводный бой, когда, в одиночку сцепившись с тремя итальянцами, двоих он убил, а третьего взял в плен. Можно сказать, что традиции Бастера до сих пор живут в подразделениях английских аквалангистов, которые любят повторять его любимое высказывание: «Когда я умру, не надевайте на меня белые тапочки. Похороните меня в ластах».

Однако после войны для «Краба» наступили тяжелые времена. Королевский флот больше не нуждался в услугах Бастера, и тот был «сокращен». В довершение всего от него ушла жена. Бастер стал пить и слишком много курил. Ему перевалило уже за сорок пять, и, казалось бы, на его карьере военного можно было поставить крест. Тут, однако, о бывшем лучшем «боевом пловце» Великобритании вспомнили секретные службы. Предложение было опасным, но гонорар соответствовал риску — за прогулку под днищем советского крейсера Бастеру было обещано три тысячи английских фунтов. Сумма даже по нынешним временам весьма немалая.

«Краб» нырнул и... не вынырнул. А через несколько дней в бухте Портсмута нашли обезглавленный мужской труп. Ближайший соратник Бастера в боях с итальянцами Сидней Ноулс опознал в утопленнике своего бывшего командира. Тело похоронили, официальной причиной смерти назвали «повреждение акваланга о металлический мусор, валяющийся на дне бухты».

И вот совсем недавно, когда я был в Лондоне в командировке, внимание англичан вновь оказалось прикованным к событиям почти 35-летней давности. С сенсационными признаниями выступил не кто иной, как сам Сидней Ноулс, правая рука Бястера, «опознавший» труп своего шефа в 1956 году. Проживающий в Испании Ноулс заявил журналистам, что, во-первых, до «Орджоникидзе» Бастер уже нырял под советский крейсер «Свердлов», пытаясь прикрепить к днищу корабля специальный прибор, который позволил бы натовским субмаринам с легкостью следить за передвижениями крейсера. Ноулс утверждал, что этот прибор был передан «Крабу» сотрудником технического отдела «МИ-5» Тейлором в его присутствии и что на этой встрече присутствовал также агент ЦРУ по фамилии Смит.

Однако сенсационность рассказов Ноулса заключалась отнюдь не в описании истории со «Свердловым». Бывший подчиненный «Краба» заявил, что его обожаемый шеф был... двойным агентом и сразу же после войны начал работать на советскую разведку. В этом-де и заключалась причина «неудачи» с прибором. На сотрудничество с русскими Бастер пошел потому, что ему обещали интересную службу в советском ВМФ. А операцию против «Орджоникидзе» Бастер удачно использовал, чтобы сдаться русским и переправиться в Советский Союз. (Эта версия, кстати, совпадает с опубликованной много лет назад статьей одного английского журналиста, утверждавшего, что он смог опознать Бастера на случайно увиденной им групповой фотографии советских военно-морских офицеров, сделанной в 60-е годы). Ноулс вспомнил, что перед последним погружением Бастер предложил и ему переплыть к русским, обещая «потрясающие приключения на службе у Советов». Ноулс отказался, но выдать своего любимого командира просто не смог.

Четыре дня после исчезновения «Краба» он утверждал, что его шеф жив, но просто захвачен в плен, а потом к нему обратился полковник английской разведки, сообщивший, что «Краб» действительно в русском плену, но не надо поднимать шум вокруг этой истерии. Поэтому ему, Ноулсу, необходимо опознать в трупе неизвестного утопленника, найденном в бухте Портсмута, «Краба». Ноулсу в такой ситуации не оставалось ничего другого, как сказать «Йес, сэр».

Все годы, прошедшие после исчезновения Бастера Ноулс хранил молчание, избегая встреч с журналистами, но, когда в прошлом году его чуть не сбил автомобиль, решил заговорить.

Несмотря на сенсационность и обилие подробностей, признания Ноулса не вызвали особого доверия у специалистов, занимающихся историей английской разведки. Сами же разведчики никаких комментариев по «делу Бастера» не делали. Хотя, как считается, в архивах «МИ-5» найдется немало документов, способных пролить свет на судьбу «Краба». Желающим узнать истину, судя по всему, придется ждать до 2056 года, когда по существующим в Великобритании правилам (ровно через сто лет с момента происшествия) соответствующие документы будут рассекречены.

А. КАРЦЕВ. (Наш спец. корр.). Лондой — Москва.

Газета «Комсомольская правда», 07.06.1991


Statistics: 4




Все публикации


30 миль пешком вместо тюремного срока

Cудья постановил, что женщина, которая оставила в лесу котят, должна провести в этом лесу ночь.