Как везли ракеты на Кубу

Эти подробности помогли рассказать людям, хранившим молчания почти три десятка лет.


Как везли ракеты на Кубу

ИСТОЧНИК ИНФОРМАЦИИ: Андрей Федорович ПИНЕЖАНИНОВ, капитан дальнего плавания, Герой Социалистического Труда, почетный член Арктического института Северной Америки. После знаменитого северного капитана В. И. Воронина плавал иа ледокольном пароходе «Георгий Седов». В первом советском плавании в Антарктиду ходил капитаном - дублером дизельэлектрохода «Обь». Первым из советских капитанов удостоился «Золотой трости» — когда 1 января 1966 года привел в канадский порт Монреаль свою безотказную «Индигирку». Сейчас ему 80 лет. Василий Андрианович КУРОПТЕВ, бывший старпом «Индигирки». Как и его бывший напитан, живет в любезном бывалым мореходам Архангельске.

КАПИТАН: В сентябре 1962 года наша «Индигирка» шла из Тикси в Архангельск. И вдруг неожиданная команда — следовать в Мурманск. Здесь мы получили задание, от которого, если говорить честно, и ныне у тех, кто был на борту, мурашки по спине...

Правительственное задание особой важности состояло в том, чтобы погрузить на «Индигирку» в пустынных северных местах полсотни ядерных ракет и доставить их... на Кубу.

Что за всем этим стояло, я узнал только год назад — из воспоминаний бывшего министра иностранных дел А. А. Громыко: оказалось, еще в мае 1962-го у него состоялся секретный разговор с Хрущевым — и премьер сказал, что ради спасения Кубы от возможного американского вторжения надо разместить иа острове Свободы некоторое количество наших ракет...

На «Индигирке» появилось около сотни военных лиц, полковники, капитаны первого ранга. Как только вышли в море, все сменили униформу. В арктическом плавании был со мной 14-летний сын Сашка. Пришлось срочно вызывать жену Анну Захаровну, чтобы увезла Сашку а Архангельск.

Ракеты, естественно, поступили на борт в разобранном виде. Боеголовки грузили в носовую часть трюма, в остальных отсеках тщательно закрепляли другие детали ракет. На палубе «Индигирки» разместились грузовые машины разных марок — вполне мирный камуфляж.

СТАРПОМ: При погрузке ракет из всего экипажа разрешили присутствовать только капитану и мне. Наши, новые знакомцы из военного ведомства установили две зенитные скорострельные пушки — иа баке и на корме. Искусно их замаскировали Толстым швартовым тросом. Стоят, как бухты манильского троса. К счастью, а течение всего рейса так они «бухтами» и остались.

КАПИТАН: Плавание было почти спокойным. Неприятности начались на дальних подступах к Кубе. Американские самолеты на бреющем полете непрерывно облетали судно, сопровождая его до самых территориальных кубинских вод. То-то и гляди, за мачту зацепятся. Как известно, военные корабли США взяли остров е кольцо блокады. Мы получили приказ: ни при каких обстоятельствах не дать американцам подвергнуть «Индигирку» осмотру. Был план экстренного потопления судна при угрозе захвате. О существовании такого плана знали лишь я и главный механик, ленинградец Федор Корчанов.

Ночью нам удалось прорвать блокаду и проскочить к желаемому рубежу...

В один из октябрьских дней 62-го в полной темноте мы выгрузили свой секретный груз неподалеку от Гаваны. Тотчас мощные машины увезли ракеты на стартовые площадки.

К счастью, в самый напряженный момент главы наших государств не потеряли рассудка, и ядермый Карибский кризис миновал. Вскоре советские ракеты с Кубы как ветром сдуло. В одном из портов я встретился с капитаном сухогруза «Леонид Леонидов» и он сказал: «Пришлось нам ваш груз домой вывозить...»

Публикацию подготовил Е. САЛТЫКОВ, корр. «Правды Севера». Архангельск.

«Комсомольская правда», 01.01.1991


Statistics: 55




Все публикации


Это было в Праге

Три интервью — политика, военачальника, солдата — корреспонденту «Известий» о том, что происходило в чехословацкой столице 21 августа 1968 года