Темные воды «Вислы»

Польский публицист призывает начать расследование фактов насильственного выселения украинцев из страны


Темные воды «Вислы»

В последние годы опубликовано немало материалов о насильственных депортациях, которые довелось пережить представителям целых народов и этнических групп — крымским татарам, полякам, проживавшим на территории СССР, - Однако мало кто сегодня вспоминает о том, что подобные акции проводились не только у нас в стране. Вскоре после окончания войны насильственной депортации были подвергнуты сотни тысяч украинцев, проживавших в юго-восточной части Польши. Операция эта получила кодовое название »Висла». В начале августа сенат Республики Польша принял специальное заявление, в котором дал политическую и моральную оценку этим событиям. «Коммунистические власти, — говорится в заявлении, — приступая к ликвидации отделов Украинской повстанческой армии, совершили в то время насильственное переселение лиц, в основном украинской национальности. В течение трех месяцев было выселено из разных мест около 150 тысяч человек, лишенных своего имущества домов и святынь. Многие годы им не давали возможности вернуться назад, а затем всячески затрудняли их возвращение. Сенат Республики Польша осуждает акцию «Висла», характерную для тоталитарных режимов, и будет стремиться возместить вытекающие из нее обиды».

Комментируя это заявление, главный редактор «Газеты выборчей» А. Михник отмечает, что «история польско-украинских отношений напоминает кровавый узел противоречий и конфликтов, а память о минувшем до сих пор для многих людей остается открытой раной». Помня о своих несчастьях, пишет далее Михник, важно уметь проявить сочувствие и к чужой беде.

А. Михник также утверждает, что ответственность за депортацию украинского населения полностью лежит на коммунистических властях». Иной точки зрения придерживается польский публицист С. Лузны, статью которого мы публикуем ниже.

«Белых пятен» в географии стран Восточной Европы давно не осталось. Зато их до сих пор немало на исторической карте, особенно в той ее части, где сходятся земли трех славянских народов — польского, украинского и белорусского. Теперь они активно заполняются: советско-польская война - 1920 года, Катынь, насильственная депортация поляков в Сибирь... Однако есть и такие драматические события нашего недавнего прошлого, о которых польская печать вспоминает крайне неохотно, а если и пишет, то, на мой взгляд, тенденциозно. В частности, это касается драматической история взаимоотношений поляков с украинцами, проживавшими на бывших «восточных окраинах» довоенной Польши.

Стоит отметить, что, когда эти земли входили в состав Австро-Венгрии, каких-либо серьезных конфликтов между поляками и украинцами не возникало. Могло обойтись без них и после того, как эта территория, заселенная в основном украинцами, вошла в состав восстановившего свою независимость Польского государства. Повторяю, грядущих конфликтов могло бы не быть, если бы лидеры тогдашней Польши, и прежде всего Юзеф Пилсудский, видели в ней многонациональное государство и строго соблюдали права других народов. На деле же все обернулось по-иному: политику Пилсудского в отношении тех же украинцев нельзя назвать иначе, как колониальной.

Той же линии придерживались и его преемники. Украинцы полностью были лишены права занимать какие-либо должности в государственной администрации. Полиция регулярно проводила так называемые «акции усмирения» украинских деревень, в ходе которых пыталась жестокостью и насилием подавить рост национального самосознания.

Так, в 1938 году во время одной из таких операций в окрестностях Хелма было уничтожено 127 православных церквей. Одна за другой закрывались украинские школы. На Львовщине, например, из 2435 таких школ к 1934 году осталось всего 457, и то в основном начальных. На Волыни из 500 школ осталось лишь 6. Вполне естественно, что столь жестокий национальный гнет не мог не вызвать ответного сопротивления со стороны украинцев. Организованной формой этого сопротивления стала так называемая «Организация украинских националистов» — ОУН и ее вооруженные силы — Украинская повстанческая армия. Уже к 1933 году, то есть до прихода в Германии к власти Гитлера, ОУН насчитывала около 30 тысяч членов. К 1939 году значительная часть их прошла воинскую подготовку в специальных лагерях на территории Германии и Австрии. Поразительно, что преемники маршала Пилсудского, видя все более ожесточенное сопротивление колониальной политике польских властей и зная о растущей силе ОУН, не сделали ровным счетом ничего, чтобы изменить или хотя бы смягчить эту политику. Вооруженный межнациональный конфликт в довоенной Польше, который мог бы вскоре перерасти в гражданскую войну, был неизбежен. Разгореться ему помешала только начавшаяся вторая мировая война...

Тем не менее скрытая гражданская война между польскими вооруженными формированиями, подчинявшимися правительству в Лондоне, и отрядами ОУН велась и в условиях гитлеровской оккупации. Естественно, это было на руку оккупантам, которые делали все, чтобы еще сильнее разжечь вражду. Сотрудничество ОУН с оккупационной властью — тема отдельного большого разговора. Отмечу лишь, что гитлеровцы постарались извлечь для себя максимальную выгоду из планов польского правительства в Лондоне, которое намереваюсь после окончания войны вновь присоединить Западную Украину к Польше на тех же довоенных колониальных принципах. Эти планы, ставшие известными ОУН, облегчали антипольскую агитацию, помогали сеять среди украинцев вражду к соседнему слевянскому народу. Только в марте 1944 года, когда фронт клином врезался на территорию Западной Украины, польский совет национального единства принял декларацию, в которой провозгласил равноправие всех народов, населяющих Польшу, и создание необходимых условий для их культурного, экономического и общественного развития в рамках будущего Польского государства.

На территории освобожденной от немцев Западной Украины, снова ставшей советской, ОУН, как известно, устраивала многочисленные акции террора против представителей новой власти. Вместе с тем оуновцы явно начинали утрачивать здесь свое влияние, поскольку местные жители все больше убеждались в нереальности концепции «самостийной Украины» и переставали их поддерживать. Иначе обстояло дело в тех районах Польши, где также оставалось украинское население. Начиная с лета 1945 года влияние ОУН там начало заметно расти. Это было вызвано тем, что в новой польской реальности украинцы снова оказались в положении преследуемой нации. Хотя многие из них придерживались левых взглядов и поддерживали новую власть, именно она предприняла вероломную акцию по выселению их с земель, где нспокоя веков жили их деды н прадеды.

9 сентября 1944 года новыми властями Польши был заключен Договор с СССР о взаимном обмене гражданскими лицами, в котором, в частности, оговаривалось, что переселение будет производиться строго на добровольных началах, без какого бы то ни было принуждения. Хотя с территории Советского Союза и выехало немало поляков, захотевших поселиться на родине, значительная часть их осталась все же в СССР. Что же касается Польши, то уже 21 сентября 1944 года местными властями была подписана инструкция, согласно которой переселению с территории страны в СССР подлежали все граждане украинской, белорусской и русской национальностей, проживавшие в Хелмском, Красныставском, Влодавском и других районах юго-восточной части страны. Всего с 15 октября 1944 года по 1 февраля 1945 года предполагалось выселить 650 тысяч человек. Людей переселяли с тех земель, которые сравнительно мало пострадали от войны, в сильно разрушенные районы. Сгоняли с давно обжитых мест по одной-единственной причине: они не были поляками.

И разве не парадоксально, что эта акция новых властей была активно поддержана подпольными формированиями Армии Крайова, которые продолжали подчиняться правительству в Лондоне. Польские партизанские отряды под командованием Волыняка, Майки, Лиса и других деятелей вооруженного подполья снова приступили к «усмирению» украинских деревень. В течение шести недель было убито й замучено 1500 украинцев, среди которых немало женщин и детей. Приведу свидетельство очевидца этих событий — жительницы деревин Гвоздянка Марии Хомык, которое в то время попало на страницы американской печати: «Людей вытаскивали из хат, привязывали к деревьям, заборам, вешали па столбах, вырезали для забавы на их груди трезубцы и кресты, отрубали им руки, резали горло... Мою знакомую Катажину Риджиняк, которая вышла замуж за украинца, привязали к дереву у хаты, отрезали ей груди и дали сосать двоим ее младенцам. Утром они также уже были мертвы. Таким же образом замучили ее сестру Розалию... Те, кому посчастливилось убежать, сообщили о происходящем в советскую комендатуру, находившуюся в 30 километрах в деревне Бонаевка. Тут же была отправлена боевая группа из 20 человек. Когда перед полуднем она прибыла на место резни, бойцам открылась страшная картина. Возле хат лежали в лужах крови изувеченные останки людей. Комендант приказал собрать убитых в одно место. Насчитали 166 трупов. Выкопали для них братскую могилу и послали в ближайшую деревню за польским ксендзом, чтобы похоронить их согласно обычаю. Затем отряд вернулся в Бонаевку...»

Нет и не может быть оправдания таким преступлениям. Добавлю, однако, что части Войска Польского, обеспечивавшие акцию по переселению, также проявляли нередко ничем не оправданную жестокость. 17 апреля 1947 года Государственный комитет безопасности создал специальную оперативную группу «Висла», которой ставилась задача ликвидировать остатки украинского подполья. Тех украинцев, которые еще оставались в Бешадах и других регионах, решено было переселить на западные земли, возвращенные Польше в результате войны. Одни деревни выселяли частично, другие — целиком, рассеивая их жителей по разным местам. Жители из деревни Флоринка, например, оказались разбросанными по 30 населенным пунктам. На сборы отпускались всего 2—3 часа, сельчан подолгу держали в пересыльных пунктах, на новом месте предоставляли им, как правило, самые худшие земли. Не только власти, но и окрестные хозяева относились к ним зачастую враждебно, называя «украинскими бандитами». Вернуться обратно в родные места удалось лишь немногим.

Убежден, что должна быть создана совместная польско-украинская комиссия, которая тщательно бы исследовала архивные материалы, касающиеся акции «Висла», обнародовала имена виновников этих преступлений, рассмотрела вопрос о выплате компенсации их жертвам. Особенно необходимо это сделать теперь, когда в Польше возрождается культ Юзефа Пилсудского, когда из прошлого вновь извлекаются на свет его идеи, когда в польских костелах устанавливаются мемориальные плиты командирам и бойцам вооруженных формирований, принимавших участие в жестоких расправах над мирными жителями. Над теми, кому «Висла» принесла столько горя.

Стефан ЛУЗНЫ

«Комсомольская правда», 29.08.1990


Statistics: 38




Все публикации


Меняем красненькое на зелененькие

В Севастополе органы КГБ и ОБХСС пресекли попытку вывоза из Севастополя в Италию 59 тыс. бутылок крымского вина, которого нет на прилавках города.