Последняя крестьянская война

70 лет назад в Тамбовской губернии вспыхнуло большое антикоммунистическое крестьянское восстание. Вооруженная борьба с мятежом началась уже на второй день после его возникновения [21 августа]. Однако сломить сопротивление тамбовских повстанцев долго не удавалось.


Последняя крестьянская война

Много лет сотрудник Борисоглебского краеведческого музея Владимир Самошкин посвятил разработке темы кулацкого Антоновского мятежа. В общем-то о нем написано достаточно много и у нас в стране, и за рубежом. Самая большая работа по Антоновщине вышла в 1976 году в США. Ее автором стал профессор Стэнфордского университета О. Рэдки. Называется книга «Неизвестная гражданская война в Советской России». Но это там, для них неизвестная, а русским она очень хорошо знакома, особенно тем, кто живет в Центральном Черноземье и поблизости. И все же в истории Антоновщины до сих пор много «белых пятен».

Когда В. Самошкин приступал к этой работе, то на одной из своих деловых папок сделал пометку: «Бандитизм 20-х годов». Когда же Владимир Васильевич заканчивал свои исследования, то уже категорически возражал даже против термина «бандитизм» по отношению к Антоновщине. Что же изменилось во взглядах ученого? О каких тайнах поведали ему архивы страны!

Прежде, чем вы прочтете отрывок из исторического очерка В. Самошкина «Антонов огонь», давайте вспомним, что 70 лет назад в Тамбовской губернии вспыхнуло большое антикоммунистическое крестьянское восстание. Вооруженная борьба с мятежом началась уже на второй день после его возникновения [21 августа]. Однако сломить сопротивление тамбовских повстанцев долго не удавалось. В феврале 1921 года с Тамбовской губернии была полностью снята продразверстка — главная экономическая причина мятежа. Для руководства всей борьбой с Антоновщиной была создана так называемая «Полномочная комиссия ВЦИК по борьбе с бандитизмом в Тамбовской губернии» во главе с В. А. Антоновым-Овсеенко. И все же мятеж на убыль шел медленно. Поэтому 27 апреля 1921 года вопрос о ликвидации Антоновщины рассматривался на заседании Политбюро ЦК РКП(б], которое жестко постановило: подавить Тамбовское восстание в месячный срок. Командование войсками, действующими против антоновцев, поручалось М. Н. Тухачевскому, всего 40 дней назад «усмирившему» мятежный Кронштадт

Полностью очерк будет опубликован в журнале «Подъем» в нынешнем году.

П. ВАРФОЛОМЕЕВ.

ТУХАЧЕВСКИЙ прибыл в Тамбов лишь 12 мая, но уже с тщательно продуманным комплексным планом. Своего рода черновиком этого плана стала написанная им «Инструкция по искоренению бандитизма».

Однако «Инструкция» была все-таки документом служебным и секретным. Поэтому в тот же день, 12 мая, Тухачевский издал приказ 130. В дополнение к нему Полномочная комиссия ВЦИК опубликовала свое постановление «О высылке семей и конфискации имущества бандитов», а вслед — и популярное изложение сути этих двух документов в виде одного «Приказа участникам бандитских шаек». В нем, в частности, говорилось:

«...Согласно приказа красного командовании за № 130 и «Правил о взятии заложников», опубликованных Полномочной комиссией 12 мая, семья уклонившегося от явки забирается как заложники, и на имущество накладывается арест.

Семья содержится две недели в концентрационном лагере. Если бандит явится в штаб Красной Армии и сдаст оружие, семья и имущество освобождаются от ареста. В случае неявки бандита в течение двух недель, семья высылается на Север на принудительные работы...

Участнини бандитских шаек!

Полномочная комиссия вам заявляет: Ваши имена известны Чека. Будете взяты либо вы, либо ваша семья и имущество. Сдавайтесь!»

Так как вся территория мятежной части Тамбовщины была поделена на шесть так называемых «боевых участков», то Полномочная комиссия 15 мая приступила к созданию на каждом боевом участке своих местных органов — участковых политических комиссий (уполитко-миссий).

В конце мая войска Тамбовской губернии, значительно усиленные, завершили подготовку к нанесению решающих ударов. Общая их численность (со вспомогательными частями и обслуживающим персоналом) превышала 120 тысяч человек. А непосредственно против антоновцев должны были действовать 53 тысячи бойцов, которых своей огневой мощью поддерживали 9 артиллерийских бригад, 4 бронепоезда, 6 броне-летучек, 5 автобронеотрядов и 2 авиаотряда.

28 мая вся эта огромная военная машина была запущена в действие. В ходе ожесточенных и кровопролитных боев, продолжавшихся до 20 июля, все антоновские полки и сколько-нибудь крупные отдельные повстанческие отряды были уничтожены.

С 1 ИЮНЯ вслед за начавшимися военными операциями в селах Тамбовщины развернулась широкомасштабная и планомерная работа по восстановлению местных органов Советской власти. Наряду с этим большое внимание уделялось «чистке» сел и их окрестностей от скрывавшихся мятежников и полному изъятию оружия.

Намеченное для «чистки» село сначала занималось большим красноармейским отрядом. Затем на сходе всего взрослого населения категорически предлагалось тут же выдать всех родственников и односельчан, находящихся или находившихся в рядах антоновцев.

Результаты операции по очищению тамбовских сел от мятежников и дезертиров первоначально были довольно скромными. Местное население не только упорно отказывалось помогать проведению «чистки», но и быстро приспособилось более хитро и надежно укрывать от ареста повстанцев, их семьи, имущество. А для того, чтобы чекисты не составляли полные списки скрывающихся антоновцев, крестьяне в деревнях вдруг начали отказываться называть свой имена и фамилии.

Такое хотя и пассивное по форме, но весьма эффективное на деле сопротивление сводило на нет все усилия по реализации приказа № 130. Поэтому Полномочная комиссия ВЦИК решила пойти на крайность. 11 июня она опубликовала приказ № 171, который спустя несколько дней каждый тамбовский мужик знал уже наизусть. Этот приказ, подписанный председателем Полномочной комиссии ВЦИК В. А. Антоновым-Овсеенко, командующим войсками губернии М. Н. Тухачевским, - председателем Тамбовского губ-исполкома А. С. Лавровым и секретарем губкома партии Б. А. Васильевым, гласил:

«...Дабы окончательно искоренить эсеро-бандитсние корни и в дополнение к ранее изданным распоряжениям. Полномочная комиссия ВЦИК приказывает:

1. Граждан, отказывающихся назвать свое имя, расстреливать на месте без суда.

2. Селениям, в которых скрывается оружие, властью уполиткомиссий и райполиткомиссий объявлять приказы об изъятии заложников и расстреливать таковых а случае несдачи оружия.

3. В случае нахождения спрятанного оружия, расстреливать на месте без суда старшего работника в семье.

4. Семья, в доме которой укрылся бандит, подлежит аресту и высылке из губернии, имущество ее конфискуется, старший работнин в семье расстреливается на месте без суда.

5. Семьи, укрывающие членов семьи или имущество бандитов, рассматривать кан бандитсние и старшего работнина этой семьи расстреливать на месте без суда.

6. В случае бегства семьи бандита, имущество таковой распредслять между верными оветской власти крестьянами, а оставленные дома разбирать или сжигать.

7. Настоящий приказ проводить в жизнь сурово и беспощадно».

Что здесь можно добавить? Вероятно, то, что еще 12 мая Тухачевский в своей «Инструкции по искоренению бандитизма» категорически потребовал от подчиненных ему войск, органов ЧК и милиции: «Никогда не делать невыполнимых угроз. Раз сделанные угрозы неуклонно до жестокости проводить в жизнь до конца».

Население же мятежных уездов, не знавшее, естественно, о существовании этих грозных пунктов секретной «Инструкции» Тухачевского и наивно полагавшее, что все самые крутые карательные меры с лихвой испробованы на нем еще осенью 1920 года, просто-напросто не поверило, что тамбовские власти теперь отважатся «проводить в жизнь», да еще «сурово и беспощадно», этот жутковатый приказ № 171.

Но Полномочная комиссия не шутила, и вскоре с мест стали поступать донесения так называемых «политпятерок», непосредственно руководивших проведением «чисток». Приведем для примера такое донесение.

«26 июня, при занятии с. Туголуково, особо организованной политпятеркой были взяты заложники и населению предложено немедленно выдать бандитов и оружие. По истечении двухчасового срока на глазах населения было расстреляно 5 заложников. Расстрел произвел на население сильнейшее впечатление, крестьянство приступило немедленно к выдаче бандитов и оружия. За 2 дня, 26 и 27 июня, явилось добровольно бандитов без оружия — 231, с оружием — 8, дезертиров - 99, выдано населением бандитов - 68, дезертиров - 88. При содействии населения была устроена засада, в которую попал и был убит известный бандитский главарь Богуславский.

Но отнюдь не все села так быстро осознавали поистине жизненную необходимость встать на сторону Советской власти. Так, например, в Борисоглебском уезде, в деревне Андриановна, для этого «осознания» потребовался расстрел в два захода 16 заложников, а в соседней Куля-бовке - даже трех партий заложников (23 человека).

Беспощадное выполнение приказа № 171 достигло-таки своей цели: местное население, начавшее выдавать скрывавшихся антоновцев, оказалось втянутым в борьбу с остатками разбитых повстанческих полков. Ибо те из крестьян, кто добровольно или под страхом расстрела взятых заложниками родственников принимал участие в выдаче мятежников односельчан, а также те, кто добровольно или под принуждением брал себе домашнее имущество, скот и сельхоз-инвентарь сбежавших или высланных на Север семей несдавшихся антоновцев, были вынуждены теперь как-то защищать себя, свои дома и семьи от неизбежных попыток мести со стороны уцелевших мятежников.

Полномочная комиссия ВЦИК быстро учла это новое обстоятельство и, чтобы еще больше отдалить население от последних мятежников, издала 17 июня приказ N° 178, в котором под страхом сурового наказания потребовала от населения создать отряды самообороны и не пускать антоновцев в свои села: «Неоказание сопротивления бандитам и несвоевременное сообщение о появлении таковых... будет рассматриваться как сообщничество с бандитами со всеми вытекающими отсюда последствиями».

И этот приказ Полномочной комиссии дал свои результаты. Например, в той же Кулябовке, где 4 июля за отказ выдать мятежников-односельчан расстреляли 23 заложника, созданный отряд самообороны уже 11 и 12 июля успешно отразил две попытки одного из антоновских полков войти в село.

Не бездействовали и красноармейские части. Во всех районах вслед за разгромом крупных отрядов мятежников, тут же начинались планомерные войсковые операции по прочесыванию лесов, оврагов и прочих мест, где могли скрываться антоновцы.

В середине июня в целях быстрейшего «выкуривания» антоновцев из заболоченных лесов вдоль реки Вороны командование 6-го (Инжавинского) боевого участка, основной силой которого являлись курсанты 20 военных училищ, в том числе и химического, предложило Тухачевскому применить против мятежников газы — единственный тогда еще вид химического оружия. Тухачевский согласился, но с одним условием: «Во всех операциях с применением удушливого газа надлежит провести исчерпывающие мероприятия по спасению находящегося в сфере действия газов скота».

И все же начать без согласования с Москвой химическую войну против антоновцев в Тамбове не решались. Поэтому 19 июня вопрос «О применении газовых атан против бандитов, укрывающихся в лесах Тамбовской губернии» подробно обсуждался уже в Моснве, на заседании Центральной межведомственной комиссии по борьбе с бандитизмом. Заседание вел заместитель председателя Реввоенсовета республики Э. М. Склянский. Со своими соображениями по обсуждаемому вопросу выступили главком С. С. Каменев и В. А. Антонов-Овсеенко. Принятое совещанием решение гласило: «Предложить Тамбовскому командованию к газовым атакам прибегать с величайшей осторожностью, с достаточной технической подготовкой и только в случаях полной обеспеченности успеха».

К СЕРЕДИНЕ июля тамбовское крестьянство окончательно приняло сторону Советской власти. Началась массовая сдача в плен антоновцев. Не желавших сдаваться мятежников выдавали сами крестьяне.

На 15 июля 1921 года численность повстанцев в Тамбовской губернии не превышала 12.000 человек — деморализованных, голодных, без патронов, разбросанных мелкими группами по огромной территории. Держать и дальше для борьбы с ними на вконец разоренной Тамбовщине 120-тысячную группировку отборных частей Красной Армии становилось бессмысленным, ибо воевать было уже не с кем.

16 июля М. Н Тухачевский в докладной записке писал: «В результате методически проведенных операций на протяжении 4О дней восстание в Тамбовской губернии ликвидировано... Советская власть восстановлена повсеместно».

20 июля В. А. Антонов-Овсеенко рапортовал в ЦК РКП(б): «Банды Антонова разгромлены... Бандиты массами сдаются, выдавая главарей».

В этот же день Полномочная комиссия ВЦИК, знаменуя победу над Антоновщиной, известила войска и население Тамбовской губернии, что «окончательный развал эсеро-бандитизма и полное содействие в борьбе с ним со стороны крестьян позволяет Полномочной комиссии ВЦИК приостановить применение исключительных мер приказа № 171, направленных против упорствующих бандитов» Это постановление свидетельствовало, что полыхавший ровно 11 месяцев Антоновский мятеж подавлен.

В. САМОШКИН. ВОРОНЕЖСКАЯ ОБЛАСТЬ.

Газета «Труд», 21.10.1990 года


Statistics: 28




Все публикации


Шок

В самом центре Москвы ночью был убит известный политик Борис Немцов - один из самых последовательных критиков Путина, резко осуждающий развязанную Кремлем войну против Украины.