В июле 53-го...

Неизвестные подробности «дела Берии» Часть 2


В июле 53-го...

ТАК, почему нужно было спешно и тайно «нейтрализовать» Берия?

«Каганович. - На другой день после, смерти Сталина, когда еще Сталин лежал в Колонном зале, он (Берия. — Н. М.) фактически начал готовить переворот, начал свергать мертвого Сталина, он стал мутить, пакостить... Он нам, группе людей, говорил: Сталин не знал, что если бы он меня попробовал арестозать, то чекисты устроили бы восстание». Говорил это?

Голоса из Президиума. Говорил.

Да, они все боялись Берия и не скрывали своего страха. Бериевское МВД было дамокловым мечом, который мог опуститься на головы «соратников» в любую минуту.

«Хрущев. ...Товарищи, с таким вероломным человеком только так надо было, поступить. Если бы мы ему сказали хоть немного раньше, что он негодяй, то я убежден, что он расправился бы с нами. Он это умеет... Он способен подлить отраву, он способен и на все гнусности... Мы считали, что если он узнает о том, что на заседании будет обсуждаться о нем вопрос, то может получиться так: мы на это заседание придем, а он поднимет своих головорезов и черт его знает что сделает».

«Ворошилов. ...Если бы он дольше оставался на своем месте, в одно время могла бы исчезнуть вся верхушка правительства».

Примерно в этом же духе выступали и другие. Здесь мы вынуждены верить на слово Н. С. Хрущеву и остальным, ибо никаких конкретных фактов, уличающих Берия в таком стремлений, на Пленуме не приводилось. Говорили о том, что Берия подслушивает телефонные разговоры других членов руководства, что у него везде «агенты», что он интригует, наговаривая одному на другого и т. п. Читая стенограмму, во все это охотно веришь, но... Может быть, подобные факты открылись позже — во время следствия? Может быть, и открылись. Не знаю. Но ведь и участники Пленума их не знали.

А вот как выглядит объяснение — почему против Берия не выступили раньше.

«Хрущев. В то время, когда перед нами было еще не остывшее тело товарища Сталина, нельзя было поднимать этот вопрос. Товарищи могли сказать: воспользовался смертью товарища Сталина и сразу вносит раскол и смятение в руководство партии. Берия мог ловко использовать это обстоятельство, а ты был бы в дураках, да еще в каких! Могло это быть?

Голоса. Вполне правильно, могло это быть»

А теперь мы подходим к самому интересному — к «антипартийным и антигосударственным преступлениям», которые инкриминировались Берия Пленумом ЦК.

«Маленков. ...Разве не факт, что в течение уже многих лет Министерство внутренних дел приобрело слишком большое влияние и на деле вышло из-под контроля партии».

Берия обвинялся в использовании органов МВД для сбора сведений и контроля (по существу — шпионаже) за руководящими работниками, в том числе — членами высшего руководства.

Берия обвинялся в том, что МВД фабриковало ложные дела против невинных людей. Это обвинение не было главным и шло как бы по «периферии» выступлений на Пленуме, но не здесь ли берут начало будущие процессы массовой реабилитаии жертв сталинского произвола?

«Хрущев. Товарищи, я человек, как говорится, «старого» режима. (Смех). Я в первый раз увидел жандарма, когда мне уже, было, наверное, 24 года. На рудниках не было жандармов. У нас был один казак-полицейский, который ходил и пьянствовал. В волости никого, кроме одного урядника, не было. Теперь у нас в каждом районе начальник МЕД, у него большой аппарат, оперуполномоченные.

Начальник МВД получает самую высокую ставку, больше чем секретарь райкома партии.

С места. В два раза больше, чем секретарь райкома.

Хрущев. Но если у него такая сеть, то нужно же показывать, что он что-то делает. Если сейчас разобрать архив МВД, то я убежден, что там на значительное количество граждан имеются анкеты и на многих дела разрабатываются (Смех}.

Голоса. Правильно».

Пока они еще смеются. Но ведь есть, сидят в этом зале люди, которые хорошо знают, как фабриковались такие дела, как приходилось «визировать» списки на аресты невиновных, исключать из партии «врагов народа», требовать на митингах высшей меры наказания для оппозиционеров «всех мастей». Лучше других это знают те, кто сидит в президиуме.

«Хрущев. ...Давайте мы посмотрим назад, возьмем период последних 10 лет. Какие заговора внутри нашей страны были открыты Министерством внутренних дел, Министерством госбезопасности? Выло много липовых, дутых дел, а заговоров никаких.

Ворошилов. Правильно, никаких.

Хрущев. Давайте посмотрим дела 1937 года и после 1937 года, среди них также было много липовых дел.

Голос из Президиума. Больше половины липы, правильно».

Значит, знали? Конечно же, знали!

Берия обвинялся в интригах, склонах, науськивании одних членов руководства на других. Из выступлений на Пленуме рисуется мерзейший образ человека-монстра, сделавшего карьеру подлостью, лестью, интригами. Жертвой происков Берия назывался, в частности, Орджоникидзе, у которого «не выдержало сердце» (о самоубийстве или убийстве, разумеется, еще ни слова).

Приводились и пикантные «подробности». Их обнародовал секретарь ЦК КПСС Н. Н. Шаталин, зачитав на Пленуме показания начальника охраны Берия — некоего Саркисова. Вот о чем поведал этот самый Саркисов:

«Мне известны многочисленные связи Берия со всевозможными случайными женщинами... Берия сожительствовал со студенткой Института иностранных языков Майей. Впоследствии она забеременела от Берия и сделала аборт. Сожительствовал Берия также с 18—20-летней девушкой Лялей. От Берия у нее родился ребенок, с которым она сейчдс живет на бывшей даче Обручникова.

По указанию Берия я вел специальный список женщин, с которыми он сожительствовал. (Смех в зале). Впоследствии, по его предложению, я этот список уничтожил. Однако один список я сохранил. В этом списке указаны фамилии, имена, адреса и номера телефонов более 25 таких женщин. Этот список находится на моей, квартире в кармане кителя.

(Список, о котором говорит Саркисов, — пояснил Шаталин, — обнаружен, в нем значится 39 фамилий).

Год или полтора тому назад я совершенно точно узнал, что в результате связей Берия с проститутками он болел сифилисом. Лечил его врач поликлиники МВД Ю. Б., фамилию его я не помшо. Саркисов».

Что и говорить, до облика кристально чистого партийца Лаврентий Павлович явно не дотягивал. Карьерист, интриган, аморальный тип, рвущийся к власти себялюбец — эти черты его портрета были убедительно прорисованы выступавшими на Пленуме.

НО ЭТОГО, видимо, показалось мало, и «преступные планы» Берия решено было подкрепить другими фактами. Какими же?

«Факт» первый. В то время в правительстве обсуждался германский вопрос. Речь шла о том, что среди населения ГДР «имеет место огромное недовольство», в результате чего, по словам Маленкова, «примерно за 2 года в Западную Германию убежало около 500 тысяч человек». Так вот «при обсуждении германского вопроса в Президиуме Совета Министров Берия, по свидетельству Молотова, «заговорил... о том, что нечего заниться строительством социализма в Восточной Германии, что достаточно и того, чтобы Западная и Восточная Германия объединились, как буржуазное миролюбивое государство». Вывод: такое мог предложить только враг.

«Факт» второй. Как известно, при Сталине были разорваны отношения с Югославией, коммунистическое правительство которой именовалось в нашей печати не иначе, как «продажная клика Тито—Ранковича». Что же сделал Берия после смерти Сталина? Вот как об этом рассказывалось на Пленуме.

«Молотов. По разработанному им плану соответствующий представитель МВД в Югославии должен был передать в Белграде письмо Ранковичу, в котором от имени Берия излагались взгляды, чуждые нашей партии, чуждые Советской власти... Надлежало сказать, что Берия и его друзья «стоят за необходимость коренного пересмотра и улучшения взаимоотношений обеих стран, что «в связи с этим тов. Берия просил Вас (т. е. Ранковича) лично информировать об этом тов. Тито, и, если Вы и тов. Тито разделяете эту точку зрения, то было бы целесообразно организовать конфиденциальную встречу особо на то уполномоченных лиц» и т. д. Все это составленное Берия письмо рассчитано на установление тесных отношений с «тов. Ранковичем» и с «тов. Тито». Берия не удалось послать это письмо в Югославию — с проектом этого письма в кармане он был арестован как предатель...

Разве не ясно, что это письмо, составленное Берия в тайне от нашего правительства, было еще одной наглой попыткой ударить в спину Советского государства и оказать прямую услугу империалистическому лагерю?».

«Факт» третий. Однажды М. Ракоши, тогдашний первый секретарь Венгерской партии трудящихся и Председатель Совета Министров ВНР, в порядке товарищеского совета спросил у Берия: «Какие вопросы следует решать в Совете Министров, а какие в ЦК, какое разграничение должно быть?» Что же ответил Берия?

«Хрущев. ...Тогда Берия пренебрежительно сказал:

«Что ЦК? Пусть Совмин все решает, а ЦК пусть занимается кадрами и пропагандой».. Меня удивило такое заявление. Значит, Берия исключает руководящую роль партии, ограничивает ее роль работой с кадрами (и то, видимо, на первых порах) и пропагандой. Разве это марксистско-ленинский взгляд на партию? Разве так учили нас Ленин и Сталин относиться к партии? Взгляды Берия на партию ничем не отличаются от взглядов Гитлера».

«Факт» четвертый. Известно, что незадолго до смерти Сталина по его поручению МГБ СССР организовало два крупных «дела» — так называемое «дело врачей» и «мингрельское (или грузинское) дело». После смерти Сталина по инициативе Берия эти «дела» были пересмотрены, прекращены за отсутствием состава преступления, арестованные люди выпущены на свободу. Удивительно, но и это было поставлено Берия в вину.

«Хрущев. ...Ведь он (Берия. — Н. М.) освобождал не так просто. Он освобождаемым внушал, что это Берия им вернул свободу. Не партия, не правительство, а Берия».

«Булганин. Как в действительности обстояло дело? Скажу вам, что еще при жизни товарища Сталина мы, члены Президиума ЦК, между собой говорили, что дело врачей — это липа. Верно, товарищи?

Голоса из Президиума. Правильно.

Булганин. Мы говорили о том, что грузинское дело — это липа, дутое дело.

Берия знал об этих разговорах. Я спрашиваю, что ему оставалось делать после смерти товарища Сталина, когда он занял пост министра внутренних дел? Конечно, он должен был эти дела кончать. И кончены эти дела не потому, что он лично сыграл какую-то положительную роль, а потому, что его обстановка заставила. Он знал мнение ЦК, мнение членов Президиума ЦК по этим вопросам...»

Согласимся, что Хрущев и Булганин правы в своих оценках. А как быть с таким, например, пассажем?

«Шаталин. ...В самом деле, взять всем известный вопрос о врачах. Как выяснилось, их арестовали неправильно. Совершенно ясно, что их надо освободить, реабилитировать и пусть себе работают. Нет, этот вероломный авантюрист добился опубликования специального коммюнике Министерства внутренних дел, этот вопрос на все лады склонялся в нашей печати и т. д. Надо сказать, что все это на нашу общественность произвело тягостное впечатление. Ошибка исправлялась методами, принесшими немалый вред интересам нашего государства. Отклики за границей тоже были не в нашу пользу».

«Факт» пятый. В мае 1953 года Берия пишет записки о работе бывших органов МГБ Литовской ССР и Украинской ССР по борьбе с антисоветским националистическим подпольем, которые были одобрены Президиумом ЦК КПСС и разосланы на места. В них, в частности, говорилось об ошибках в национальной политике, необоснованных репрессиях и раскулачива нии в Литве и Западной Украине, преследований национальной интеллигенции, «русификации» в кадровой политике и т. п. Однако на Пленуме эти записки получили прямо противоположную оценку. Вот как говорил об этом, например, первый секретарь Компартии Украины Кириченко.

«Кириченко. ...В записке Берия непонятно почему фигурируют такие термины: «западноукраинская интеллигенция», «западноукраинские кадры», «русаки», «русификация», «Западная Украина». И это в то время, когда на Украине давно вышли из употребления эти слова. Украинский и советский народ — единая семья, и нет в ней западных украинцев и восточных украинцев, нет таких терминов, как западноукраинцы, тем более «русаки» и другие.

Украинский народ всегда с чувством глубокой любви и уважения относился и относится к великому русскому народу. Берия выкопал эти слова, ему они почему-то оказаись нужными, и я здесь прямо должен заявить, что эти слова подходящи для националистов».

«Факт» шестой. Берия, как подчеркивали выступавшие, постоянно и резко критиковал умершего Сталина.

«Каганович. Он оскорблял, изображал Сталине самыми неприятными, оскорбительными словами. И все это подносилось под видом того, что нам нужно жить теперь по-новому. Надо сказать, что кое-чего он добился. Сталин постепенно стал сходить со страниц печати. Верно, что был перегиб в смысле культа личности, и товарищ Сталин сам нас упрекал, но это не значит, что мы должны сделать крутой перегиб в другую сторону, в сторону замалчивания таких вождей, как Сталин.

Голоса из зала. Правильно».

Уверен, что читатели не знают об одном любопытном решении Президиума ЦК КПСС. Оно было принято 9 мая 1953 г. и называлось «Об оформлении колонн демонстрантов и зданий предприятий, учреждений и организаций в дни государственных торжественных праздников». В нем предлагалось проводить демонстрации без портретов руководителей и не вывешивать их на зданиях. В связи с этим на Пленуме состоялся следующий диалог:

«Андреев. Я считаю, что не без его (т. е. Берия. — Н. М.) влияния было принято такое решение... Почему? На каком основании? Народ должен знать своих вождей по портретам, по выступлениям. Это было неправильное решение.

Из Президиума тов. Каганович. Андрей Андреевич, это решение отменили как неправильное. (Бурные аплодисменты)».

Таковы были основные «компроматы». В вину Берия также ставилось:

— амнистия 1953 г., последовавшая после смерти Сталина. Заметим, что Указ об амнистии был подписан К. Е. Ворошиловым (не случайно амнистированных уголовников тогда же народ окрестил «ворошиловскими стрелками»);

— отказ увеличить сверхплановое финансирование атомной энергетики («К черту, — сказал Берия «оборонщикам», — вы тратите много денег, укладывайтесь в утвержденные цифры»);

— перенос обсуждения международных вопросов «вопреки неизменной большевистской традиции» из Президиума ЦК КПСС в Президиум Совета Министров;

— самоназначение на пост министра внутренних дел. (Из чтения стенограммы создается впечатление, что выбор Берия руководящего поста после смерти Сталина всецело зависел от него самого. Вот как об этом рассказывал Каганович: «Когда я как-то спросил: «Странно, что ты на МВД себя намечаешь». «Это лучше», — глухо сказал он»);

— сокращение и чистка разведывательного управления, бывшего МГБ...

Ну а откуда же взялся «агент империализма»? Да ниоткуда. Единственной «зацепкой» было обвинение в том, что в 1919—1920 гг. Берия работал «в контрразведке азербайджанского буржуазного правительства» (мусаватистов). Это обвинение всплывало и раньше: по свидетельству Н. С. Хрущева, об этом говорил на июньском Пленуме ЦК в 1937 году нарком здравоохранения Г. Н. Каминский (тогда же репрессированный). В ответ Берия заявил, что он, напротив, был послан партией для нелегальной работы у мусаватистов. И вот на Пленуме 1953 года вновь появляется это обвинение. На эту тему, в частности, долго рассуждал А. И. Микоян, но ничего определенного сказать не мог и он...

Сознательно не комментирую весь букет обвинений, звучавших на Пленуме. И дело не только в том, что многие из них уже прокомментированы самой историей. Читая стенографический отчет 1953 года, я чувствовал себя пассажиром машины времени, забросившей (вернее, отбросившей) меня на 40 лет Назад. Судить нетрудно. Труднее, понять.

«За предательские действия, направленные на подрыв Советского государства, исключить Л. П. Берия, как врага партии и советского народа, из членов Коммунистической партии Советского Союза и предать суду». Кто за? — спросил, председательствующий Булганин. — Кто против? Нет. Есть ли воздержавшиеся? Нет. Постановление принято единогласно. (Аплодисменты).

Я СЛУШАЛ эти аплодисменты и думал о том, как трудно и долго дается нам прозрение. Мое поколение шло к нему через XX съезд, через развенчание культа личности, через реабилитацию жертв сталинских репрессий, через развитой брежневский социализм, через годы перестройки. Пришло ли?

И еще. Не хочу задаваться вопросом, который, я знаю, наверняка возник, у читателей: что было бы, если бы не было этого Пленума? Гадать бессмысленно. Убежден: при всех своих видимых и невидимых издержках июльский Пленум 53-го — это, бесспорно, Событие нашей истории. Первый шаг на пути слома сталинской системы произвола и тоталитаризма. Поэтому не будем спешить бросать в него камни. Гораздо плодотворнее подумать о другом. Как сделать так, чтобы судьба страны, а стало быть, и наша судьба решалась нами, а не зависела от каких бы то ни было сговоров и заговоров.

Николай МИХАЙЛОВ.

«Известия», 05.01.1991


Statistics: 41




Все публикации


5 законов глупости

История подтверждает, что в любой период страна прогрессирует тогда, когда у власти находится достаточно умных людей, чтобы сдерживать активных дураков и не давать им разрушить то, что умники произвели. В регрессирующей стране дураков столько же, однако среди верхушки наблюдается рост доли глупых бандитов, а среди остального населения — наивных простаков. Такая смена расклада неизменно усиливает деструктивные последствия действий дураков, и вся страна катится к чертям.