Новая власть во Львове. Кто?

Сегодня открывается 1-я сессия Верховного Совета Украины. Наш собеседник — Вячеслав Максимович Черновил, председатель Львовского областного Совета.


Новая власть во Львове. Кто?

Начну нетрадиционно: как к вам обращаться — пан Вячеслав или товарищ Черновил? Вопрос не праздный, ведь речь о целом комплексе новых ритуалов...

— Давайте прямо — мы действительно считаем исконно национальной не ту символику, которая была в последние 50 лет. Понимаю, что многие со мной не согласятся. Но если синие и черные цвета присутствовали на хоругвях со времен Даниила Галицкого, если трезубец столетиями символизировал стремление украинского народа к своей государственности, если текст песни, начинающийся словами «Ще не вмерла Украина...» и не содержащий в себе ни одного пренебрежительного выражения по отношению к соседним народам, стал национальным гимном, так как я могу с этим не считаться?

Что касается слова «товарищ»... Оно всегда было и будет в украинском языке занимать достойное место. В казацкие времена бытовало обращение «пан-товарищ». Только вряд ли стоит в угоду классовым амбициям упражняться в чисто языковедческих вопросах.

— Да, но этот грех не только за всем привычной пропагандой. Еще несколько месяцев назад часть неформалов и прежде всего представители Украинского хельсинкского союза, одним нз лидеров которого до недавних пор вы были, произносили слово «Советы» в пренебрежительной тональности. Ныне многие из них представляют «ту самую» советскую власть.

— Власть, которая возвышалась над народом до последних месяцев, вряд ли была советской. Она сосредоточивалась в партийных кабинетах. Нам предстоит ее наполнить новым содержанием, и, если это удастся, отношение в народе к Советам изменится.

— Простите, пан Вячеслав, но первые попытки это сделать не назовешь взвешенными. Сессия поспешила объявить некоторые действия партийных комитетов антисоветскими. И теперь уж и поставила вопрос о выселении обкома партии из здания. Как заявил недавпо ЦК Компартии Украины в специально обнародованном документе, это в немалой степени обострило обстановку.

— Давайте разбираться. Мы не отстаиваем право коммунистов иметь свою партию, как не оспариваем такое право за любой группой лиц, если их действия не заходят за рамки Декларации прав человека. Мы также не признаем ни авангардной, нн руководящей роли КПСС в нашем обществе. Но напрасно наши действия по отношению к КПСС называть дискриминационными. Мы руководствуемся здравым смыслом и опытом европейских демократий. Если какая-либо партия хочет состояться как общественная сила, ей не следует прибегать к насилию. Мы стремимся разрушить систему насилия - вот и все. Теперь о здании обкома. Оно по возрасту старше любой партии, и нас не могут упрекнуть в претензиях на чужое имущество. То, что построили наши прадеды, по праву должно принадлежать народной власти.

Во взаимоотношениях с обкомом КПСС есть проблема, которая особенно беспокоит. Речь о средствах массовой информации. Мы просили отдать нам одну из областных газет и получили отказ. После долгих переговоров в Москве удалось достичь компромисса. Нам разрешили «увезти» своих читателей из газеты «Вильна Украина» путем их перерегистрации, забрать соответствующую долю бумаги и краски и открыть новое издание.

— Судя хотя бы по газетному инциденту, рано говорить о полновластии новых Советов.

- Вы намекаете на двоевластие? Его нет. Формируя новые органы управления, Советы отказали в доверии многим лицам, злоупотреблявшим служебным положением, заслужившим плохую репутацию у сограждан. Один пример. В канун 9 Мая из магазинов исчезли молочные продукты. Проверили: на молокозаводе не востребован семидневный запас сметаны. Естественно, был конкретный виновный.

— О вас газеты сообщали разные сведения. Буржуазный националист, уголовник, экстремист, рвущийся к власти. Это с одной стороны. Почетный, а теперь и действительный член ПЭН-клуба, узник совести, — с другой. Академик Сахаров в своей речи при вручении Нобелевской премии среди тех, с кем он хотел бы разделить эту награду, назвал и ваше имя. Кто же вы на самом деле?

— Я принадлежу к шестидесятникам, детям хрущевской оттепели. Журналист. После прихода к власти Брежнева был изгнан с работы и упрятан за решетку. Общий тюремный стаж 15 лет. 180 дней голодал, кормили насильно, чтобы не умер. Издал несколько книг (за рубежом), основал нелегальный журнал «Украинский вестник». В 1985 году вернулся во Львов. Единственным рабочим местом для меня оказалась котельная.

После возникновения УХС стал его освобожденным функционером с окладом 250 рублей в месяц. Избран народным депутатом Украины и Львовского областного Совета.

— Суверенитет республики отмечен в предвыборной программе ЦК Компартии Украины. Вопрос, по всей видимости, будет обсуждаться на сессии Верховного Совета республики. Стало быть, позиции сближаются...

— Я не так оптимистичен.

То, что записано в партийных документах, звучит примерно так: «Суверенитет в рамках федерации». Но суверенитет либо есть, либо его нет. Суверенитет в рамках федерации, мне кажется,— абсурд. Демократический блок выступает за полную независимость Украины, за выход ее из состава СССР. Мы этого не скрываем, но в то же время понимаем, как непросто это сделать.

— Но, согласитесь, значительная часть жителей республики не разделяет ваших взглядов.

— Пока да. Но еще несколько лет назад мы были белыми воронами и на Львовщине. Сегодня на сессии приняли решение о национальной символике при одном воздержавшемся. Голосовали «за» даже генералы! Мы искренне хотим, чтобы представитель любой национальности, избравший родиной Украину, чувствовал себя - как дома. Лишь такой путь имеет перспективу на поприще истории.

— Можно предположить, что новый республиканский парламент не только не позволит демократическому блоку распространить свои идеи, во и наложит вето на те решения, которые приняты Советами в некоторых западных областях.

— Из Киева уже угрожают экономическими санкциями. Не думаю, что эта политика будет иметь успех, как и попытки распространить версию, будто демократический блок пытается расколоть Украину, вычленив из нее Галицию. В голосовании будем принимать участие и мы. Кроме того, в парламенте республики некоторое количество депутатов, не связанных старыми взглядами. Мы будем апеллировать и к общественному мнению. Возможно, в какой-то момент придется покинуть зал заседаний. В крайнем случае призовем избирателей к гражданскому неповиновению...

— Вы полагаете, что таким образом можно избежать конфронтации политических сил в республике?

— У нас другого выхода.

Интервью вел - С. РОМАШОК. Львов.

«Комсомольская правда», 15.05.1990


Statistics: 44




Все публикации


Приказ: «В бою говорить по-корейски»

Неизвестная война. Она началась сорок лет назад, вспыхнув из-за вооруженных конфликтов между Северной и Южной Кореей на 38-й параллели.