Прогулка М. С. Горбачева и Р. Рейгана по Кремлю и Красной площади

Сразу же после завершения утреннего раунда переговоров М. С. Горбачев по просьбе Р. Рейгана 31 мая совершил с ним прогулку по Кремлю и Красной площади.


Прогулка М. С. Горбачева и Р. Рейгана по Кремлю и Красной площади

11 часов 10 минут. М. С. Горбачев и Р. Рейган из рабочего кабинета Генерального секретаря выходят на Ивановскую площадь Кремля. Михаил Сергеевич рассказывает Президенту о соборах Кремля, колокольне Ивана Великого, об истории Царь-колокола.

Под перезвон курантов — четверть двенадцатого на часах Спасской башни — они выходят на Красную площадь. М. С. Горбачев говорит о зодчих, создавших собор Василия Блаженного, знакомит Р. Рейгана с историей Красной площади, рассказывает о событиях, которые с нею связаны, о военном параде 1941 года.

Группа экскурсантов — москвичей и гостей столицы приветствует М. С. Горбачева и Р. Рейгана.

М. С. Горбачев. Откуда вы, товарищи?

Голоса. Москвичи. Из Ленинграда. Из Подмосковья: из Загорска, Красногорска.

Р. Рейган. Как поживаете?

Голоса. Спасибо, живем хорошо, отвечает учительница Т. И. Макарова. Очень рады, что Вы решили посетить Советский Союз.

Р. Рейган. И вам спасибо за приветствие, за гостеприимство. Очень рад, что приехал к вам.

М. С. Горбачев. Ну, а вы, товарищи, приветствуете развитие наших отношений?

Т. И. Макарова. Да, но хотелось бы и большего.

М. С. Горбачев. А вы поднажмите на Президента, на меня вы все время нажимаете — благо все время рядом с вами. У Президента, правда, тоже есть кому нажим оказать. Есть в народе обеих стран понимание необходимости нормализации наших отношений. И я, и Президент США — мы просто обречены на то, чтобы думать об улучшении наших отношений. Нельзя вести дело так, чтобы они обострялись. Пусть Президент подтвердит, что он такого же мнения.

Р. Рейган. Да, мы разделяем это мнение, мы хотим развивать дружбу между нашими народами.

М. С. Горбачев и Р. Рейган приближаются к Мавзолею В. И. Ленина.

Р. Рейган. Я смотрю, здесь много ребят в школьной форме.

М. С. Горбачев. У Мавзолея всегда многолюдно. Когда я работал на Северном Кавказе и приезжал в Москву, то тоже всегда ходил сюда.

Р. Рейган осматривает башни и стены Кремля, виднеющиеся из-за них здание правительства СССР, другие исторические сооружения, расспрашивает.

Этот уникальный ансамбль, говорит Михаил Сергеевич, поддерживаем в первозданном виде, ничего не перестраиваем. Это единственная сфера в нашей стране, где перестройка не требуется.

Руководители двух стран здороваются с новой группой экскурсантов, в которой много женщин. Они приветствуют М. С. Горбачева и Р. Рейгана на русском и английском языках.

Р. Рейган. Я только что говорил Генеральному секретарю о своем восхищении русскими женщинами. Я считаю их мужественными, считаю, что они придают большую прочность и стабильность обществу. Хочу еще сказать о том, что мы с Генеральным секретарем согласны в том, что должна быть дружба между нашими народами.

М. С. Горбачев. Думается, то, что происходит между нашими странами в последнее время, отвечает настроению наших народов.

Голос. Правильно, и мы так считаем.

Женщина — экскурсовод группы. Мы хотим, чтобы наши дети жили в мире.

Р. Рейган. Мы как раз сегодня говорили о необходимости наладить обмен учениками, чтобы наши школьники ежегодно ездили к вам, а ваши — в нашу страну.

А. А. Томкович, врач. Прекрасная мысль. Мы это только приветствуем.

М. С. Горбачев. Так ребята смогут лучше узнать друг друга. А это очень важно.

М. С. Горбачев берет на руки мальчика 3—4 лет, спрашивает малыша, как его зовут.

— Алеша Филатов.

М. С. Горбачев. Узнаешь Президента? Поздоровайся с ним.

Под шутки, приветливые возгласы Президент и малыш обмениваются рукопожатием.

М. С. Горбачев. Конечно, мир и взрослым нужен, но особенно вот им, ребятишкам, которые, как Алеша, только в жизнь вступают. И мы договорились с Президентом, чтобы контакты, сложившиеся за последние годы между нашими странами и людьми,— чтобы эти контакты были не только на политическом уровне, между специалистами, но и между студенчеством, молодежью, организациями культуры. Надо лучше знать друг друга.

Когда мы встречаемся с Президентом, он задает вопросы, подвергая кое-что критике. Я то же самое делаю по отношению к Америке. Я сказал Президенту, что многие вопросы рождаются от того, что мы мало знаем о наших странах. Мы договорились разбираться во всем и обмениваться мнениями. Я, например, сказал Президенту — он может это подтвердить,— что я согласен далеко не со всеми его высказываниями в наш адрес. Мы свою страну знаем — все ее достижения и проблемы. Не было бы проблем, и перестройку бы не затевали. Но мы гордимся своей страной, это наша страна. Американцы гордятся своей страной. Мы приветствуем это: каждый народ любит свою родину, отстаивает ее интересы. Но это не мешает жить в мире, сотрудничать, оставаясь разными.

А. А. Томкович. В спорах рождается истина. Еще одна поговорка для Президента.

М. С. Горбачев. Господин Президент, Вашу коллекцию пословиц хотят пополнить. Правда, эта пословица имеет продолжение: «Если споры кипят, то истина испаряется». Поэтому диалог нужен, открытый, честный, прямой диалог. Мы ведь в стране так занялись самокритикой, что критика Президента в наш адрес кажется хилой. Мы лучше знаем и свои достижения, и свои проблемы. Я высказал Президенту, что в Америке и лично у Президента не хватает самокритики. Господин Рейган, я ведь ничего не выдумал?

Р. Рейган. Пока мы с Вами слишком далеко не зашли, давайте лучше вот так встанем.

Президент кладет свою руку на плечо М. С. Горбачева и, обращаясь к собравшимся, говорит, что он весьма доволен этой встречей с советскими людьми.

Голоса. Мы тоже. Плодотворной вам работы!

Полос. Как Вам Москва?

Р. Рейган. Все замечательно. Я ведь на Красной площади не был никогда. Теперь вижу, что это — удивительное место. Спасибо вам за радушие и гостеприимство.

Голоса. Приезжайте еще.

Р. Рейган. Спасибо, хорошо. Мне кажется, что если бы все молодые познакомились ближе, то никогда бы не было войны.

М. С. Горбачев. Я в поездках по стране часто такое суждение слышу. Надо, чтобы и у политиков это понимание было.

А. А. Томкович. Нас беспокоит вопрос с сокращением ядерных вооружений. Мы благодарны вам обоим, что идете по этому пути. Вам, надеюсь, господин Президент, тоже импонирует мысль о ликвидации ядерных вооружений к 2000 году.

Р. Рейган. Да, мы этого хотим. И если мы, политики, вдруг выйдем из-под контроля и примемся опять за споры, тогда вы топните ногой и скажите, как нам привести себя в порядок (оживление, смех).

Голоса. Гуд лак, мистер Президент!

Переходя к другой группе туристов, Рейган говорит о сходстве советского народа с американским: открытости, радушии советских людей.

O. Бровкин, студент из города Люберцы: Рады видеть у нас Президента, ждем новых шагов по разоружению.

М. С. Горбачев. Делается-то ведь все, чтобы было больше взаимопонимания между нашими странами.

P. Рейган. Мы решили говорить друг с другом, а не друг о друге. И у нас это получается неплохо.

Студенты. Хотим, чтобы такие визиты стали столь же привычными, как полеты в космос.

М. С. Горбачев. Наши страны — самые сильные в смысле освоения космоса, поэтому я уже предложил Президенту: давайте сообща возьмемся за осуществление такого проекта, как полет на Марс. Вот это будет по-настоящему соединение сил. Это двинет вперед и науку, и технику, и технологию. Идея заинтересовала Президента.

Голос. И какова же Ваша реакция, господин Президент?

Р. Рейган. Я — не ученый. Наши ученые рассматривают эту идею. Как вы знаете, наша космическая программа затормозилась из-за трагедии «Чэлленджера». Не могу вам сказать точно, когда мы сможем осуществить эту идею.

М. С. Горбачев. Надо начинать. Видите, осторожничает Президент. Но у него положение такое: надо все взвесить, прежде чем дать определенный ответ.

Но ты, Рома, все-таки готовься к полету на Марс, советует М. С. Горбачев 6—7-летнему мальчику, который только что представился Президенту США, а теперь внимательно слушал рассказ о перспективах мирного освоения космоса.

Через ворота Спасской башни Генеральный секретарь и Президент возвращаются на территорию Кремля. Они подходят к углу здания Президиума Верховного Совета СССР, откуда открывается Ивановская площадь. Золотом отливают на солнце купола Ивана Великого, Успенского собора...

Президент говорит: Действительно, чудесно, великолепный вид.

М. С. Горбачев. Весь кремлевский комплекс таков... Пушкиным вдруг повеяло.

Р. Рейган. Приятно было познакомиться с советскими людьми. Вы ведь тоже познакомились с нашим народом во время своего визита в Вашингтон.

М. С. Горбачев. Едва ли это сделаешь за мгновение, за короткую минуту, которая случилась лишь однажды во время остановки на одной из улиц Вашингтона. Вы так загрузили меня деловой программой, что я Америку-то и не видел.

Р. Рейган, я надеюсь, наши люди так же приятно с Вами обращались, как ваши люди со мной.

М. С. Горбачев. Да, это так.

На Соборной площади близ Дворца съездов советского и американского руководителей ожидала большая группа журналистов. Один из них спросил Генерального секретаря, как прошли сегодня переговоры с Президентом?

М. С. Горбачев. Это были интересные переговоры. Я вручил Президенту много телеграмм, поступивших из разных концов нашей страны. Правда, вручил только часть из них, остальные потом перешлю. Телеграммы интересные, очень содержательные. А в нескольких из них Президента информировали о том, что назвали новорожденных Рональдом, Региной, Нэнси. Родители этих малышей просят Президента стать крестным отцом.

Вопрос. Чем закончится московская встреча?

М. С. Горбачев. Этот вопрос лучше бы задать на пресс-конференции. Ведь мы еще работаем. И работа идет весьма содержательно. Мы только что в моем кабинете рассматривали вопрос о том, как нам лучше сотрудничать в сфере экономики.

Мы всему миру доказали — не только себе,— что можем жить друг без друга. Теперь надо доказать, что мы умеем и сотрудничать.

Вопрос. Понравилась ли Президенту прогулка?

Р. Рейган, я давно хотел увидеть Красную площадь и познакомиться с советскими людьми.

Вопрос. Как далеко продвинулись переговоры?

Р. Рейган. Они продвинулись. Вопрос. Вы до сих пор, господин Президент, считаете, что СССР — это «империя зла»?

Р. Рейган. Нет.

Журналист. Господин Президент, у Вас блестящий костюм...

М. С. Горбачев. Вы довольны нашими ответами?

Вопрос. Несколько слов о проблеме сокращения ядерного вооружения.

М. С. Горбачев. Сокращение стратегических и наступательных вооружений во взаимосвязи с ПРО, крылатыми морскими ракетами, проблемы химического вооружения, обычных вооружений в Европе — эти вопросы являются центральными на наших переговорах. Этим заняты не только мы с Президентом, но и рабочие группы, эксперты. Продвижение будет.

Вопрос. Состоится ли ваша пятая встреча?

М. С. Горбачев. Этот вопрос адресуйте лучше Президенту.

Р. Рейган. Посмотрим. Твердо могу сказать только об одном: мы согласились, что лучше говорить друг с другом, а не друг о друге, и таким образом избегать трудностей.

Вопрос. Было ли что-то такое, чего Вы не ожидали?

Р. Рейган. Я слышал о Красной площади так много, но, несмотря на это, впечатления превосходят все мои ожидания.

Затем М. С. Горбачев и Р. Рейган направляются к Большому Кремлевскому дворцу, где должно состояться подписайие совместных документов. Проходя мимо Царь-пушки, М. С. Горбачев в шутку замечает: — Видите, какое еще есть у нас в запасе секретное оружие? Правда, из него еще никогда не стреляли.

Р. Рейган, удивибшись ее гигантским размерам, спрашивает: Пытались когда-нибудь ее поднять?

Ответ. Нет. Это — памятник.

И снова на пути к Большому Кремлевскому дворцу — группы туристов. Аплодисментами, возгласами они приветствуют руководителей двух стран.

Генеральный секретарь на мгновение останавливается у главного входа Большого Кремлевского дворца и обращает внимание Президента на буйную зелень Кремлевского сада.

— Смотрите, как разбушевалась природа, все деревья цветут: в хорошее время Вы приехали. Для этой поры такое тепло в Москве — явление не совсем обычное. Может быть, Вы нам привезли теплую погоду?

Р. Рейган. Наверное, это из-за наших хороших отношений.

Руководители двух стран поднимаются по центральной лестнице дворца.

Р. Рейган говорит о том, что прогулка по Кремлю, по Красной площади — хорошая разминка для переговоров.

М. С. Горбачев. Хорошая: и по содержанию, и по форме.

Генеральный секретарь и Президент проходят мимо картины, на которой запечатлен В. И. Ленин.

М. С. Горбачев. Ленин. Интересно было бы с ним поговорить. Это человек очень сильного ума. Большой прагматик и реальный политик. Когда решался вопрос, как быть с землей, он сказал: как считают крестьяне, так мы и должны поступить. Так тогда и решили. А вот потом, уже после Ильича, испортили многое. Сейчас мы все восстанавливаем, открываем дорогу крестьянству. Самая активная перестройка идет в аграрном секторе.

Поскольку революция совершалась в крестьянской стране, то и главным был крестьянский вопрос. Ленин очень подробно изучал аграрный опыт Америки.

М. С. Горбачев и Р. Рейган входят в Красную гостиную.

После подписания документов — снова вопросы журналистов. Журналистка спрашивает об итогах сегодняшней утренней встречи.

М. С. Горбачев. Утром состоялся большой разговор, касающийся экономического сотрудничества. Этот вопрос был поднят по моей инициативе. Я высказал простую мысль: мы доказали, что можем жить друг без друга, в том числе в плане экономики. Но нормально ли это? Мы должны сотрудничать, ибо это отвечает интересам наших народов, интересам мира.

Когда страны, народы сотрудничают, развивают экономику, торговлю, культурные и другие связи, они лучше узнают друг друга. А это — база для политических отношений, в результате не возникает питательной среды для развития стереотипов, подозрений, всяких предрассудков. Это очень важно. И больше того: если есть хорошие экономические, торговые связи, тогда и зависимость крепче, а если есть зависимость— тогда выше и предсказуемость политики. Разговор был очень содержательный. Я подверг критике позицию Президента и конгресса США, которые очень много сделали завалов на пути развития здорового экономического сотрудничества. Президент считает, что нам надо двигаться к улучшению отношений и на этом направлении.

(ТАСС).

«Известия», 02.06.1988


Statistics: 10




Все публикации


Расстреливали ли советских солдат во дворе посольства СССР в Будапеште в 1956 году?

История про передвижения Надежды Савченко