Щит от подводной лодки

Об одном из самых абсурдных проектов времен второй мировой воины


Щит от подводной лодки

По мемуарной литературе мы доподлинно знаем, как проходили заседания высшего военного командования в кабинете у Сталина: ни одного лишнего слова, звенящая тишина, когда говорил генералиссимус, моментальная расплата за неосторожно сказанную фразу.

Лето 43-го года. Курская дуга. Представляю, какими напряженными были совещания в Кремле...

Примерно в это же время, 15 августа 1943 года, высшие начальники американского и английского генштабов собрались на свою очередную встречу в канадском городе Квебек. Одним из последних выступил английский адмирал лорд Маунтбеттен.

Этот человек заслуживает отдельных слов. Аристократ, блестящий морской офицер, который пользовался уважением подчиненных и был чертовски везуч. Немецкие подлодки дважды топили корабли, на которых находился лорд, но судьба и счастливый случай не отворачивались от него — Маунтбеттен снова всходил на капитанский мостик. Ко времени описываемых событий лорд занимал один из ключевых постов в британских ВМС, являясь начальником морских операций.

Итак, лорд встал и подал знак адъютантам. В зал заседаний вкатили тележку, на которой лежали два больших бруска льда. Одни был кристально чистым и прозрачным, другой — мутным. Адмирал достал пистолет, прицелился и выстрелил в первый экспонат. Тот разлетелся на мелкие кусочки. Лорд с не возмутимым лицом второй раз нажал на спусковой крючок. Пуля, ударившись в целую льдину и не причинив ей видимого вреда, рикошетом отскочила в зал заседаний и задела американского адмирала, начальника главного морского штаба Эрнеста Джозефа Кинга. К счастью, ранение оказалось легким.

После того, как это выяснилось и присутствующие успокоились, лорд Маунтбеттен приступил к изложению своего проекта, начав с таких слов: «Вам был продемонстрирован материал, с помощью которого мы выиграем войну». Суть секретного военного плана, проходившего по материалам морского ведомства под кодовым названием «Аввакум» (по имени одного из библейских пророков), заключалась в следующем: за короткий срок из специально изготовленного льда будет построен корпус гигантского авианосца, неуязвимого для немецких подводных лодок. В зале заседаний воцарилась тишина. Было от чего прийти в замешательство: если слова адмирала — чистая правда, а не верить ему оснований не было, то это могло решить одну из самых болезненных проблем — обезопасить флот союзников от громадного урона, который причиняли им субмарины немцев, безгранично господствовавшие в Атлантике. Как правило, подводные лодки противника преследовали караваны судов, на которых доставлялись продовольствие и вооружение в Мурманск. Немецкие подводники наносили сокрушительные удары по слабо вооруженным кораблям союзников. Только в ноябре 1942 года, как свидетельствует западногерманский журнал «Шпигель», американцы п англичане потеряли 134 судна.

По тем временам единственным эффективным средством борьбы с «морскими пиратами» была авиация. Однако тактическая дальность полета штурмовиков и бомбардировщиков не позволяла им прикрывать караваны во всех уголках Атлантики. Вот почему заявление лорда о возможности создания искусственной авиабазы никого не могло оставить равнодушным.

Но покинем на время зал заседаний, где страсти стали постепенно накаляться. Кто же подал идею авианосца из искусственного льда?

В октябре 1942 года по почте лорду Маунтбеттену пришел увесистый конверт. В нем находилась разработка некоего Джеффри Пайка, назвавшегося изобретателем и журналистом, объемом в 320 страниц. Автор предлагал использовать айсберги или большие льдины, добытые в полярных морях и отбуксованные в воды Атлантики, в качестве авиабаз.

История умалчивает, сколько времени лорд находился в глубокой задумчивости, оценивая «за» и «против» фантастического проекта. Фактом остается лишь то, что на следующий же день он отдал распоряжение разыскать Пайка и предложил ему начать работу по практическому осуществлению замысла. Заодно адмирал дал и название проекту.

Видимо, лорд был человеком набожным и хорошо знал Библию. На этот раз его вдохновило следующее высказывание пророка Аввакума из Ветхого завета: «Посмотрите между народами и внимательно вглядитесь, и вы сильно изумитесь; ибо Я сделаю во дни ваши такое дело, которому вы не поверили бы, если бы вам рассказывали». Не исключено, что лорд и сам решил удивить мир.

Морское ведомство выделило деньги и опытную базу. Пайк, объединивший вокруг себя ученых, среди которых было много австрийских эмигрантов, приступил к воплощению идеи. Об этой поре остались воспоминания выдающегося английского биохимика, будущего нобелевского лауреата Макса Фердинанда Перуца. Он был направлен на помощь Пайку. Изобретателя Перуц застал в его временном пристанище в одном из канадских отелей и так описал внешность Пайка: «Худая фигура, увенчанная длинным и бледным лицом с ввалившимися щеками, пронзительным взглядом и серой козлиной бородкой. Он выглядел, как секретный агент».

На первых порах исследователей преследовали неудачи. Оказалось, что айсберги не подходят для их целей из-за того, что основная их часть находится под водой, а для устройства взлетно-посадочной полосы необходима значительная открытая поверхность. Полярные льдины, напротив, были слишком тонки и ломались даже при метровых волнах. Прорыв наступил после того, как в начале 1943 года два американских ученых Герман Фрэнсис Марк и Вальтер Хоенштайн изобрели сверхпрочный лед. Они смешали для этого хлопок и целлюлозу с подслащенной водой. Лед, полученный из этого коктейля, названный в честь автора проекта «пайковским», отвечал по твердости необходимым требованиям.

С новыми образцами лорд Маунтбеттен отправился к английскому премьер-министру Уинстону Черчиллю. После красноречиввго рассказа, сопровождавшегося демонстрацией достоинств льда прямо в ванной комнате у премьера, Черчилль заявил: «Я придаю срочной проверке этой идеи огромное значение».

В мае 1943 года группа корабелов и физиков начала на одном из озер в отрогах Скалистых гор строительство опытной модели. Через месяц двадцатиметровый корабль был готов. В ледяном корпусе были проделаны отверстия, через которые с помощью холодильника-генератора закачивался холодный воздух.

К удивлению самих изооретателей, судно великолепно чувствовало себя и в жаркую пору, не теряя плавучести.

Лорд Маунтбеттен, осмотревший модель, поставил перед учеными новые, повышенные требования. «Аввакум» должен был выдерживать 30-метровые волны, стартовая дорожка плавучей взлетно-посадочной полосы должна быть такой длины, чтобы с нее могли стартовать даже тяжелые бомбардировщики. Будущее корабля рисовалось в ослепительных красках: при торпедной атаке противника, например, пробоина моментально бы ликвидировалась с помощью закачиваемой туда холодной воды.

Вскоре Пайк выдал инженерные расчеты, согласно которым «Аввакум» должен был иметь длину 610 метров и общую массу около 2,2 миллиона тонн, что, для примера, в 48 раз превышало вес знаменитого «Титаника». 26 винтов призваны были обеспечивать скорость ромбовидному суперковчегу в семь узлов. Внутренние помещения были рассчитаны на 1500 матросов и 200 самолетов, которые планировалось установить в металлических ангарах по типу этажерки. В случае необходимости они подавались наверх с помощью лифтов.

Проект изобретателя обретал новые контуры. «Аввакум» мог быть использован и как транспортное средство. По мнению Пайка, применение такого корабля при высадке десанта делало бы эту операцию «детской игрой». (Как тут не вспомнить о том, что союзники готовились к открытию второго фронта). Выглядеть это должно было так: ледяная крепость медленно вплывает в неприятельскую гавань, и огромный, рукотворный айсберг превращается в «троянского коня»...

Появились у авторов проекта и противники. Они утверждали, что для того, чтобы удержать такое огромное судно на курсе, необходимо рулевое устройство невиданных размеров и прочности. Неясно было, как ко льду будут крепиться турбины и руль. Но Пайк не слушал скептиков.

Теперь самое время вернуться в Квебек, где лорд Маунтбеттен докладывает финансовую сторону будущего проекта. По расчетам ученых, строительство авиабазы должно было обойтись в 80 миллионов долларов. При этом экономилось огромное количество стали, так необходимой армии.

На этом заседании не было принято окончательного решения по проекту «Аввакум». Американский президент Франклин Рузвельт, тоже увлекшийся этой идеей, поручил своему техническому советнику Вэнниверу БУШУ провести тщательную научную экспертизу проекта. После всестороннего анализа, к которому привлекались ведущие ученые США, советник вынес приговор: «Идея невыносимо глупа».

После заседания в Квебеке мечта о строительстве ледяного авианосца оказалась похоронена. Лорд Маунтбеттен был назначен главнокомандующим союзнических войск в Юго-Восточной Азии и утратил интерес к проекту. А когда в октябре 1943 года англичанам удалось соорудить авиабазу на Азорских островах, то белый колосс окончательно растаял.

Адмирал в это время был занят другой проблемой. Он искал пути возможно более быстрого подключения войск Чан Кайши к войне с Японией. Вот тут-то он вновь вспомнил о Джеффри Пайке.

Вскоре появился новый фантастический проект. Планировалось соорудить огромный горный тоннель, по которому с помощью пневмопочты переправлялось бы в район боевых действий военное снаряжение из Китая...

Неукротимый лорд продолжал свято верить в пророчество Аввакума...

И. Являнский.

На снимках: так должен был выглядеть «Аввакум»; изобретатель Джеффри Пайк.

Фото из журнала -Шпигель» (ФРГ).

«Комсомольская правда», 10.09.1989


Statistics: 10




Все публикации


Обстановка в Кишиневе

В пятницу вечером группа молодежи предприняла попытку пикетировать здание Министерства внутренних дел Молдавской ССР.