«Круиз» в страну N

Местный представитель нашей державы вкратце объяснил обстановку и — новое переодевание (в форму египетских вооруженных сил). Теперь мы выглядели все как один, что рядовой, что полковник.


«Круиз» в страну N

Расскажу о событиях 19-летней давности, участником которых мне довелось стать.

В 1969 году меня призвали в армию в Московскую область. Принял я присягу. Так и служить бы мне на «точке». Но дальше события развивались, как в приключенческом фильме. Нас затребовали в штаб. Оттуда отправили к командованию, и один из генералов держал речь. Суть его выступления сводилась к тому, что на нас возлагается особая миссия: отправляют в страну с жарким, сухим климатом.

Надо так надо. Мы военнослужащие. И началась писанина. Составлялись всевозможные характеристики, автобиографии. Своих и ближайших родственников. Затем, получив боевую технику, мы грузимся в эшелон, который следует а Казахстан. Там проводим учения. Затем — снова в эшелон, на этот раз в портовый город, где уже поджидают крупнотоннажные корабли.

Грузили все. Начиная от техники и полевых кухонь до колотых березовых поленьев и резервуаров с питьевой водой. Как выразился старшина, теперь нас можно выбросить на необитаемый остров, где мы могли бы самостоятельно существовать. Переодели в гражданскую одежду. Представьте себе чувство солдата, когда сбрасываешь «кирзачи» и запотевшую гимнастерку и облачаешься в цивильный костюм и в белоснежную рубашку с галстуком. Выстроили перед кораблями. Выкликали каждого пофамильно. Мы подходили к столу, застеленному кумачом, и принимали от растроганного генерала «благословение» в дальний путь. Пришлось выложить из карманов все имеющиеся документы и выслушать от непосредственных командиров такую версию, что «в случае непредвиденных обстоятельств мы называем себя... физкультурниками».

1 марта отчалили. Пока шли в наших водах, разрешили находиться на палубе. Дальше приказ: всем в трюмы. В Средиземном море корабль попал в шторм, и для нас, сухопутных, он оказался нелегким испытанием. Представьте трюм, набитый людьми, как бочка с сельдью. И все проявления массовой морской болезни...

На третьи сутки подошли к берегам Африки. Корабль встал на рейде. Ждали темноты, разгружаться надо было ночью. В кромешной тьме мы выстроились на пирсе. Местный представитель нашей державы вкратце объяснил обстановку и — новое переодевание (в форму египетских вооруженных сил). Теперь мы выглядели все как один, что рядовой, что полковник. Не обошлось без казусов, ведь все мы были из разных частей, и большинство подчиненных и командиров не знали друг друга а лицо. Нам ответили так: по вашим возможным трупам враг не должен определить ни воинское звание, ни род войск, ни национальность.

Полтора года я провел в Египте. Многое довелось испытать. Не забыть смертельный ужас, когда, вдавившись в дно окопа, чувствуешь всем телом, как вздрагивает земля от взрывов, а над бруствером окопа проносится тугая жаркая волна с визгом осколков... Представьте себе ощущение, когда один «Фантом», взяв определенную высоту, дает «интенсивные помехи» - и тем самым слепит операторов наших радиолокационных станций. А под прикрытием помех, на малых высотах к нам рвется целая группа «Фантомов», У каждого 6,8 тонны бомбовой нагрузки и по 6 УРСов (управляемых ракет) на борту. Помню фрагмент одного боя, когда наша пусковая установка ударила по цели, сбив врага. Ракетчики бросились перезаряжать установку, и пока они копошились, другой «Фантом» ударил с прицельной точностью... Девять человеческих жизней как корова языком слизала. Даже раненых не было.

Да, мы были неизвестными. Ими, наверное, и останемся. Во всех графах моего военного билета значится: «не был», «не участвовал» и так далее. Оно и неудивительно, ведь все мои документы хранились далеко.

Я часто слышу, что война в Афганистане была трагической ошибкой. Кое-кто с большой натяжкой пытается ее оправдать: здесь, мол, наша южная граница. Но кто мне объяснит, какой «государственный интерес» занес нас за тридевять земель от России?

Мы, военнослужащие, свой долг выполнили сполна. Я осмелюсь сказать — даже с честью. Почитайте газеты тех лет, где дается краткая информация, что за сутки над Египтом сбивалось до десяти самолетов вражеской авиации. Мы сделали свое дело. Значит, о нас можно забыть?

Но почему? Мне кажется, что кому-то должно быть очень стыдно оттого, что русские парни гибли а Египте. Стыдно за гробовое молчание вокруг еще одной необъявленной войны...

В это письмо я вложил всю свою боль. Полное имя и адрес сообщаю только редакции. Не хочу я очередной раз быть поднятым на смех. Если я кому-то рассказываю про свою войну, мне просто не верят. Говорят, Египет даже не входит в страны Варшавского Договора. Для них это одна экзотика: пирамиды, сфинксы. Можно подумать, что я совершил туристический круиз.

Е. СЕРГЕЕВ.

«Комсомольская правда», 21.09.1989


«Неизвестная война на Востоке»

Впервые советские военнослужащие, переодетые в египетскую военную форму без знаков различия, появились вскоре после продажи Египту советского оружия через Чехословакию летом 1955 г. А после пятидневной июньской войны 1967 г. советские советники были прикомандированы к штабам всех рангов, а также к командирам соединений, частей и подразделений вплоть до батальона. На них была возложена задача помочь перевооружению египетской армии.


Statistics: 9




Все публикации


Преображение националиста

Бывший идеолог крайне правых – о разочаровании в империи, монархии и православном фундаментализме