Как пропала команда

18 августа 1952 года на московском стадионе «Сталинец» должен был состояться матч на первенство СССР по футболу между ЦДСА и «Динамо» (Киев).


Как пропала команда

Но кремовый автобус с белой полосой под номером 47-17, всегда исправно доставлявший команду ЦДСА на матчи, в тот день так и не появился в березовой роще на Большой Черкизовской улице. Не прибыли футболисты ЦДСА и никаким другим автобусом. Болельщикам, заранее пришедшим на стадион, сообщили, что игра отменена, но в связи с чем — не сказали...

Ни на следующий день, ни позднее никакого сообщения об отмене или новой дате встречи ЦДСА — «Динамо» (Киев) ни в газетах, ни по радио не последовало. А когда 4 сентября в «Советском спорте» было опубликовано расписание матчей в наступившем месяце, то в нем не оказалось ни одной игры с участием ЦДСА.

Заслуженный мастер спорта Алексей Гринин, многолетний капитан армейских футболистов, рассказывал мне, что произошло на тренировочной базе ЦДСА 17 августа.

«Примерно в 11 — 12 часов приехала группа офицеров ГлавПУРа. Они и сообщили о расформировании команды. Первая реакция — не хотелось верить услышанному. Как? Почему? По какому праву? А в ответ: «Это приказ. А вы люди военные и должны знать, что приказы не обсуждают, приказы выполняют». А потом сказали примерно следующее. «Будем всегда помнить, что говорит и чему нас учит товарищ Сталин. Если воинская часть лишилась знамени, пускай даже в бою, она подлежит расформированию. А теперь с этой точки зрения посмотрите на себя. Вы, считавшиеся гордостью нашего футбола, его знаменем, дрогнули на поле, опозорив страну, Вооруженные Силы».

Какое же знамя «потеряли» в мирное время армейские спортсмены? Из-за чего наш футбол остался без своего лучшего коллектива, ставшей нынче легендой «команды лейтенантов»? Как это ни странным представляется сейчас, поводом для печальных решений были два матча сборной СССР на Олимпийских играх в Финляндии. Там наши футболисты сначала сыграли с командой Югославии вничью — 5:5 (причем по ходу матча уступали сильному сопернику 0:4 и 1:5), а в повторной встрече потерпели поражение — 1:3. Но прежде, чем подробнее остановиться на событиях августа 1952-го, перенесемся еще на несколько лет назад...

В ПЕРВЫЕ послевоенные годы встречи наших футболистов с зарубежными соперниками были наперечет. Не оказался исключением и 1940 год. Кто мог подумать, что результаты двух товарищеских встреч из восьми, проведенных в общей сложности в нашей стране футболистами софийского «Локомотива» и белградского «Партизана», на долгие годы окажут серьезное влияние на развитие наших контактов с зарубежными спортсменами? А случилось вот что. Сталинградский «Трактор» проиграл гостям из Болгарии — 2:4, а наспех сколоченную сборную Ленинграда постигла неудача во встрече с «Партизаном» — 1:2. В итоге результаты этих игр разбирались Секретариатом ЦК.

Чтобы понять, почему дело дошло до такого уровня, надо учесть одно немаловажное обстоятельство. В то время для получения разрешения на участие в международных соревнованиях председатель Комитета по делам физкультуры и спорта при Совете Министров СССР Н. Романов, согласно принятой практике, направлял И. Сталину специальную записку с гарантией победы.

И. Сталин, видимо, всерьез считал, что в случае неудачи буржуазная пресса получит возможность обливать грязью не только советских спортсменов, но и весь наш народ. Исходя из сталинских представлений о престиже страны в спорте, и пошел разговор о матчах в Ленинграде и Сталинграде.

Сталин не желал считаться ни с объективными трудностями, выпадавшими на долю спортсменов, ни с отсутствием у них опыта выступлений на международной арене, ни с силой соперников и требовал только побед. «Дискредитацией» нашего государства было расценено И. Сталиным даже второе место сборной СССР на чемпионате Европы 1947 года по классической борьбе, несмотря на победы в трех самых тяжелых категориях. А заседание Политбюро, на котором рассматривались итоги неудачного выступления конькобежцев на чемпионате мира 1948 года (где, кстати, К. Кудрявцев победил на 500-метровке), закончилось тем, что Н. Романова заменили генерал-полковником А. Аполлоновым, заместителем министра внутренних дел СССР.

Нетрудно поэтому представить реакцию Сталина, когда сборная футбольная команда СССР выбыла из олимпийского турнира после двух встреч со спортсменами Югославии. Ведь тогда между Советским Союзом и Югославией не было никаких отношений.

О том, какое значение И. Сталин придавал повторному матчу с командой Югославии, говорит такой факт: после первой игры он прислал из Москвы двухстраничную телеграмму, в которой говорилось о том значении, которое придается на Родине предстоящей встрече. Как рассказывал мне легендарный Всеволод Бобров, к игрокам приехал посланник СССР в Финляндии В. Лебедев. Н. Романов, его заместитель К. Андрианов, секретари ЦК ВЛКСМ А. Шелепин, В. Семичастный буквально по парочкам «разобрали» футболистов для бесед о значении предстоящей игры в связи со сталинской телеграммой.

Никаких чудес не произошло. Сборная Югославии в конечном счете оказалась сильнее.

...На следующий день после поражения наших футболистов отправили на Родину, по свидетельству К. Крижевского, одного из участников матча, в «телячьем» вагоне. А председатель Московского городского комитета по делам физкультуры и спорта Г. Рогульский, считавшийся руководителем футбольной делегации, сразу же после матча получил команду немедленно явиться к Л. Берии, который, прекрасно зная, как относится Сталин к проигравшим, воспользовался ситуацией. Он считал себя едва ли не «первым динамовцем» страны. И он, и его окружение никак не могли смириться с тем, что армейские футболисты на протяжении шести лет (1946— 1951 гг.) пять раз были чемпионами СССР, причем в четырех случаях вторыми оставались московские динамовцы и однажды их тбилисские одноклубники.

Спустя чуть больше недели о выступлении футбольной команды на Олимпиаде шла речь на заседании Политбюро, где поражение сборной сочли серьезным провалом, «нанесшим ущерб престижу нашей страны». Там и решили снять команду ЦДСА, как базовую команду сборной, с первенства СССР и расформировать ее.

Нападающих сборной СССР В. Николаева (ЦДСА), К. Бескова (московское «Динамо»), ее старшего тренера Б. Аркадьева (ЦДСА) лишили звания заслуженных мастеров спорта, а защитников К. Крижевского (ВВС) и А. Башашкина (ЦДСА) — звания мастеров спорта. Всех четырех игроков дисквалифицировали.

Спортивные звания Аркадьеву и четырем футболистам восстановили вскоре после расстрела Берии и его сообщников, а еще раньше отменили их дисквалификацию. Команда ЦДСА возродилась весной 1954 года. Но как измерить урон, который нанесло расформирование этой прекрасной команды, всему нашему футболу? Каким тормозом стало это грубейшее вмешательство в развитие советского спорта, какое вызвало «эхо»?..

В. ПАХОМОВ, заслуженный работник культуры РСФСР.


Statistics: 6




Все публикации


Лев Троцкий: Сверх-Борджиа в кремле

Предлагаемая статья Л. Д. Троцкого была написана им за год до гибели — в октябре 1939 года для американского журнала «Лайф» и публикуется у нас впервые. Это, разумеется,— лишь ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ВЕРСИЯ, однако, думается, представляющая интерес не только для историков, но и для широкого круга читателей. Мы публикуем ее с сокращениями, сохранив авторские подзаголовки.